В комментариях к одной из предыдущих колонок я упомянул, что в Чехии нет (или практически нет) «национальных» банков. Все крупнейшие кредитные организации страны либо полностью принадлежат иностранцам, либо контролируются ими. На самом деле там есть даже два небольших государственных банка (по поддержке экспорта и малого бизнеса). Еще пять банков контролируются местными предпринимателями. Но серьезной роли в экономике они не играют, так как остальные 30 банков, включая все крупнейшие, принадлежат иностранцам. Упоминание об этом вызвало закономерную реакцию: один из читателей начал рассуждать об ужасах такой жизни и печальном будущем несчастной страны.

Об ужасах чешской жизни я и сам рассказать могу много: здесь совершенно ужасные чиновники, например. Идешь в какой-нибудь госорган и по привычке ожидаешь, что тебя пошлют, обхамят и заклеймят позором. Ан нет — улыбаются, гады, помогают, идут навстречу в сложных ситуациях, да и вообще едва ли не облизывают. Культурный шок и разрыв шаблона гарантирован, пару дней отходить приходится с непривычки. А если привыкнешь — еще хуже. Как-то недавно по нужде зашел в российскую налоговую — с улыбкой на лице (тлетворное влияние Европы) и надеждой на быстрое решение простого вопроса. Ага, разбежался. Послали, обхамили и заклеймили позором.

Ну да ладно, речь не об этом. Честно скажу, никакого ужаса в иностранном капитале, инвестируемом в национальную банковскую систему — что в Чехии, что в России, что в Германии какой, — я не вижу. Какая разница, кто владелец или акционер компании (пусть и банка) — Иван Смирнов, Макс Отто фон Штирлиц или Петр Келлнер? Главное, что банк работает хорошо, не уклоняется от налогов и исполняет законы страны пребывания. Мне как клиенту совершенно безразлично, кому я плачу деньги за обслуживание и кто платит мне процент по депозиту, если обслуживание хорошее, а процент — высокий.

Разумных аргументов у сторонников «финансового патриотизма» просто нет. Рассуждения о страшных тайнах, которые вызнают иностранцы (а иностранец — это обязательно агент ЦРУ, SIS или Моссада), кредитующие наши стратегические предприятия, немного смешны. Во-первых, тайны эти по большей части никому давно не нужны. Во-вторых, захотят — и так узнают. В-третьих, соблюдение законов страны — обязанность не только граждан, но и иностранцев. Разгласил какой-нибудь условный Карл Шмидт тайну условной «ВСМПО-Ависмы» — под суд и в тюрьму мерзавца. Неотвратимость наказания действует на потенциальных преступников намного лучше, чем предварительные ограничения. Правда, чтобы наказание стало неотвратимым, милиция и чекисты должны работать, а не устраивать тир в супермаркете или крышевать нефтебизнес.

С другой стороны, говорить о том, что необходимо оградить отечественный финансовый рынок от иностранного влияния, уже поздно. По последним данным, более 30% акций российских банков принадлежат иностранцам. И это с учетом Сбербанка, ВТБ и Газпромбанка, где таковых заведомо меньше. Понятно, что не все эти акции составляют контрольный или даже крупный пакет в соответствующем банке. Но если взять только 50 крупнейших российских банков, то можно с удивлением обнаружить, что среди них как минимум 15 контролируются западными финансовыми группами или полностью им принадлежат.

Большинство таких кредитных учреждений имеют очевидные «иностранные» названия, но принадлежность некоторых может стать откровением для не очень подготовленных патриотов. Забавно, что даже самый «российский» по названию банк — Росбанк — контролируется французским Societe Generale. Этой же группе принадлежит еще два банка из первой полусотни. Кроме того, среди «неименных» владельцев крупных российских банков можно встретить бельгийскую KBC Group (Абсолют Банк), шведскую Nordea AB (Оргрэсбанк), итальянскую Banca Intesa (КМБ Банк) и даже чешскую Home Credit Group. Остальных «иностранцев» легко вычислить по брендам.

В общем, у финансового патриотизма нет ни теоретической, ни практической основы. Капитал легко перетекает через границы и концентрируется там, где выгоднее его владельцам. Это нормально и естественно. Иностранные банки есть и будут в России (при нормальном развитии событий), российские банки должны искать выходы на Запад и Восток, чтобы не застаиваться в своем мелком болотце. А нам — клиентам — это только на руку: чем больше и разнообразнее выбор, тем ниже расценки и выше доброжелательность банкиров. Разве ж это плохо?