Чуть-чуть прогрелось по экономике, и опять от чиновников слышишь только бравурные заявления. Им счастье — поскольку карачун откладывается, можно опять почивать на лаврах. То есть все так называемые «структурные реформы» — даже в той выхолощенной редакции, в которой они прописываются в официальных документах, — вновь откладываются не неопределенный срок. Банки спасены в первом приближении — чего же боле? Сейчас правительство действительно гордится, что заморозило ситуацию, не допустив развала неэффективных экономических субъектов — в первую очередь банков. Небольшой шок, отправивший в сентябре — октябре прошлого года в небытие пару-тройку кредитных организаций средней величины, вызвал только нервный смех у властей, и они постарались поскорее забыть о своей растерянности и испуге, не сделав никаких выводов.

Если кто помнит — что-то аналогичное произошло и в 2004 году. Два-три банка исчезли с рынка, «Гута» перешла к ВТБ. Обычно в кризис реализуются или не реализуются все наработки, «подчищаются хвосты», интенсивность позитивного нормотворчества многократно повышается. Это как войны, которые многократно ускоряют научно-техническую мысль и внедрение новых производств.

Но ничего подобного не наблюдалось ни пять лет назад, ни сейчас. Рефинансирование как было в зачаточном состоянии, так и осталось, несмотря на потребность банков в деньгах. Введение системы страхования вкладов, которая стала одним из существенных факторов взрывного роста розницы и многократно повысила транспарентность банков в период 2005—2008 годов, было затеяно раньше предыдущего «кризиса доверия». Текущий же кризис наступил тогда, когда никакими реформами — по крайней мере в финансовом секторе — и не пахло.

Объявили о стабилизации ситуации — вроде как пора подводить итоги, хотя бы промежуточные. Но подводить особо нечего. Конечно, слава Минфину и ЦБ, которые смогли в период роста подкопить денег, чтобы латать бюджетные дыры сегодня. Но это все. Проблема «плохих» банковских долгов не решена, кредитование свернуто повсеместно, пенсионная реформа как поломалась, так и заброшена в долгий ящик, подключенная к бюджетной капельнице.

Банки себе настилают солому в несколько слоев, готовятся к долгой зиме. Ситуация чем-то напоминает лесной пожар вокруг хутора, обитатели которого старательно затыкают все щели — авось пронесет. Вместо того, чтобы попытаться прорваться через огонь. Не самая, кстати, плохая стратегия.

Вопрос — что в такой ситуации делать потенциальным вкладчикам. Здесь очень странная ситуация: чем более традиционны способы инвестиций, тем больше уверенности в сохранности и приумножении средств. Скажем, есть у меня 100 тыс. рублей совершенно свободной наличности, которую хочется куда-нибудь пристроить, а не просто промотать по ресторанам и магазинам ширпотреба. Можно жене шубу купить норковую, но зачем ей еще одна — первую-то моль никак не доест…

С такой суммой на фондовый рынок не пойдешь, потому что для активной стратегии она мала, а в пассивной терять ее не хочется — осень на носу, весеннее ралли закончилось, а сентябрь и август традиционно убыточны (это для российского рынка такая же данность, как наше нахождение в зоне рискованного земледелия). Показывать же доходность выше рынка наши управляющие компании не научились.

Есть еще банки, призывающие прийти и сделать вклад, условия которого предусматривают возможность его досрочного снятия без потери бешеных процентов. Замечательный продукт. Но непонятно, успею ли вовремя разглядеть вторую волну, чтобы добежать до банка раньше других вкладчиков. Если же таких банков будет много, то не факт, что успею добежать и до АСВ, перед тем как там покажет дно фонд страхования. Есть, правда, банки, в устойчивости которых все уверены, — один, максимум два. Но они тоже замазывают окна и двери, готовясь к пожару. Наращивают резервы, заручаются поддержкой государства, тормозят кредитование. Да и кто даст гарантию, что вклады в них не заморозят, как это фактически случилось в 1991 и 1998 годах?

Поэтому остается действовать дедовскими методами 90-х годов прошлого века — нести свои рубли в обменник и «держать кулачки», чтобы нефть начала падать. Риск здесь только один — что облапошат при конвертации. Других почти нет. Случись чего там — доллар сильно не упадет. Зато у рубля потенциал для девальвации еще весьма и весьма велик.

Есть, правда, еще одна, совсем безрисковая альтернатива. Говорят, что правительство скоро серьезно повысит акцизы на алкоголь. Поскольку этот продукт не относится к категории скоропортящихся, можно, даже не вынашивая планов по перепродаже, сделать запас и сэкономить кучу денег. Думаю, процентов 20—30 без учета инфляции, которая только сыграет в плюс. Опыт двадцатилетней давности, а насколько хорош и надежен в исполнении! Спасибо властям. И реформ никаких не надо.