Договоренности швейцарского UBS и американского правительства, по которым банк должен сдать иностранным властям тысячи доверившихся ему клиентов, — самое откровенное проявление тенденции, развивающейся в банковском мире не одно десятилетие. Государства (читай — наемные чиновники и бюрократы) хотят знать все о людях, вплоть до состояния их счетов, которое во все времена считалось весьма личным, едва ли не интимным, делом.

Формальные причины понятны. Первая — желание заставить всех граждан платить высокие, сложные и часто нелогичные налоги. Для их же блага, конечно. Мысль о том, что если люди так активно избегают налогообложения, то проблема не в них, а в системе, чиновникам в голову не приходит — не для того они свои места занимают. И если в благополучные времена до массированной атаки на «уклонистов» руки не доходили (надо было успевать распределять имеющиеся деньги), то кризис заставил чиновников вплотную заняться государствами и банками, помогающими людям снизить налоговое бремя.

Вторая причина — так называемая борьба с международным криминалом и терроризмом. Борьба эта, правда, уже нанесла обычным людям вреда намного больше, чем все террористы за всю историю, но это же не повод отказаться от сладкого права сунуть нос в кошелек гражданина.

Наконец, главная, но не называемая, причина кроется в присущем любому государству желании максимально расширять свою зону контроля. Обычно это желание сдерживается гражданским обществом и выборным характером власти в приличных странах. Но сейчас, когда чиновникам удалось воспользоваться финансовыми проблемами (во многом ими же и созданными), да еще и довести общество до «антитеррористической» истерики, самое время тихо и незаметно разрушить последние бастионы независимой финансовой жизни людей.

Можно возразить: мол, все это касается только богатых, а поиметь с них лишний кусок мяса в пользу бездельников, сидящих на пособия, — дело благое. Но нет, только Италия в настоящий момент расследует вывод «незадекларированных» средств в заграничные банки, держа под подозрением 170 тысяч своих граждан. И это, полагаю, лишь небольшая часть проблемы. А есть еще Германия, Франция, США, Швеция, Норвегия и прочие страны нового «социалистического лагеря», очень любящие перераспределять доходы, отбирая их у тех, кто зарабатывает, в пользу тех, кто зарабатывать не хочет.

Если продолжить тренд, то вырисовывается совсем неприятная картинка. Государства уже получили опыт взятия под контроль «слишком больших» финансовых и промышленных компаний. Мол, нельзя допустить их краха, а значит, за счет общества они будут «спасены», но при этом поставлены под управление чиновников. Теперь государства получат полный доступ к «слишком большим» счетам частных лиц, то есть к счетам тех, кому есть что сохранять подальше от глаз бюрократов. А ведь, с точки зрения чиновника, эти частные лица, пряча свои сбережения «от общества», уже продемонстрировали свою асоциальную сущность и неумение «правильно» обращаться с деньгами (то есть тратить всё, что есть, и набирать неподъемные кредиты). Не удивлюсь, если сочетание этих факторов приведет какую-нибудь французскую красно-зеленую женщину-министра к мысли о том, что государство сможет намного более эффективно распорядиться этими деньгами. Во благо гражданам, конечно.

Бред? Конечно. На сегодняшний день экспроприация частных капиталов в западных странах представляется чем-то из области наркофантастики. Но могли ли мы еще лет десять назад представить, как глава Минфина США вызывает на ковер крупнейших банкиров страны и заставляет их совершить невыгодную сделку, скрыв ее условия от акционеров? А в наше время это уже почти никого не удивляет.

Посмотрим. Ждать осталось не так уж долго.