Если во время грозы слышишь гром, то пугаться уже нечего — это значит, что молния тебя миновала. В худшем случае тебе грозит следующая молния. С первой волной кризиса все приблизительно так и получилось. Население услышало гром тогда, когда острая фаза кризиса осталась позади. Спад потребительской активности начался только весной, а до этого был весьма популярен анекдот (или, скорее, слух), что кризис специально придумали власти и работодатели, чтобы денег рабочим не платить. Зато когда народ начал осознавать, что происходит действительно что-то, что не укладывается в обывательские представления об экономике как о вечно растущем дереве с поля чудес, сразу же начался рост сбережений, отказ от кредитов (которые, впрочем, на тот момент уже никто не давал) и экономия на ресторанах-отдыхах.

Если бы население испугалось в конце сентября 2008 года, то последствия «первой волны», думаю, были бы намного сильнее. Именно так случилось в 2004 году, когда вкладчики начали забирать деньги с депозитов при первых же признаках дефицита ликвидности в банках. Правда, тогда оперативно оценить масштаб происходящего «физикам» помог отзыв лицензий у Содбизнесбанка и банка «Кредиттраст». После этого кризис, прошу прощения у некоторых нервных банков, «вышел на улицу».

Год назад, несмотря на проблемы «КИТ Финанса», Связь-Банка и «Глобэкса», панику удалось предотвратить — во многом благодаря оперативным мерам финансовых властей и наличию системы страхования вкладов. А о том, что кризис действительно имеет место быть, широкие массы начали догадываться только спустя полгода после сентябрьских событий, когда многие оказались без работы.

Однако гарантии, что так же гладко все пройдет при очередном обострении кризиса, никто не даст. Поэтому перед властями, наряду с предотвращением «эффекта домино», когда количество «плохих» кредитов начнет переходить в качество, стоит задача проведения грамотной информационной политики. Причем думаю, что это должны быть не столько мягкие заявления и комментарии чиновников от экономики, сколько отрицание ими наличия каких-либо проблем. Ведь если убедить большинство сограждан, что ничего страшного у нас не происходит, что правительство контролирует ситуацию, а Центробанк — курс рубля, то даже банкротство энного количества банков не вызовет разрушительных последствий.

Работа в этом направлении уже ведется, правда, несколько неуклюже. Но и неуклюжесть эта тоже играет на руку прогрессивным силам. Достаточно вспомнить не слишком лицеприятный пример с депутатом Анатолием Аксаковым, которого коллеги из «Единой России» подвергли остракизму, пообещав лишить членства в Национальном банковском совете всего лишь за слова о преимуществах девальвации. История очень некрасивая, но, надо думать, поучительная для многих политиков от экономики, которые осенью могут захотеть огласить свою точку зрения на ситуацию в экономике и финансовом секторе. Когда сожгут пару чучел экономистов, остальные поймут тренд правильно.

Кроме того, Центробанку следует указать на необходимость более гибкого подхода к применению мер воздействия за неисполнение обязательных нормативов (в частности норматива достаточности капитала Н1). Как вариант — установить для большой группы банков контрольные значения норматива. И снизить требования по резервированию на возможные потери. Тогда у регулятора не будет даже формальных поводов для массового отзыва лицензий — только если, как в старые добрые времена, банк начнет баловаться обналичкой.

Далее. Поотрывать всем журналистам языки и руки, чтобы лишнего не говорили и не писали. Здесь, как показала практика, порядок навести можно малыми силами. Мы уже почти научились тому, о чем успели позабыть в 90-е годы. А именно — искусству писать между строк. Чего стоят, например, заголовки вроде «Второй волны не будет, но риски сохраняются». Каково, а? Это, видимо, авторы аналитиков читали слишком усердно, ориентированных на безошибочность собственных прогнозов.

Главное здесь — не допустить массовых отзывов лицензий, которых спрятать не удастся. Две-три еще можно. Потом можно будет постепенно разгрести завалы, выкупить те банки, которые нельзя банкротить, а остальным помочь материально, сконцентрировать «плохие» активы в фондах АСВ или IFC. И сделать вид, что ничего не происходит. Если все будут говорить, что никакой второй волны нет, то ее и не будет. Правда, частные банки после этого еще долго будут держать лимиты друг на друга закрытыми, государственные потихоньку кредитовать себе в убыток, а предприятия — проедать оставшиеся оборотные средства. Как в 2004 году, когда слово «кризис» попало под запрет. Но массового разоблачения удастся избежать, оттока депозитов тоже, а там, глядишь, западные экономики начнут оживать, откроются долговые рынки. И заживем тогда по-прежнему. Будем копить деньги на новый кризис.