Ослабление курса национальной валюты может быть мощным оружием в международной торговой войне. Так, искусственное ослабление юаня подкрепляло позиции китайских производителей и поддерживало активное сальдо торгового баланса Китая и дефицит торгового баланса США. Такая курсовая политика встречала вполне естественный отпор со стороны руководства Соединенных Штатов. Не исключено, что этот дисбаланс стал одной из причин глобального кризиса.

Однако что хорошо для Китая, не обязательно хорошо для России. Китайский экспорт — преимущественно трудоемкие товары. Слабый юань позволяет китайским экспортерам снижать издержки производства и, демпингуя на международных рынках, уничтожать иностранных конкурентов и завоевывать монопольные позиции. В то же время основная статья российского экспорта — сырье, цена которого определяется международным рынком. Позиции российских поставщиков сырья на рынке не зависят от курса рубля — сколько ни дави рубль, спрос на нефть или газ не повысится. Конечно, ослабление рубля снижает издержки этих предприятий, но одновременно уменьшает доходы их работников и контрагентов на внутреннем рынке, потому на уровне национальной экономики «китайский» эффект ослабления национальной валюты существенно менее значителен для России, чем для Китая.

Что же касается пресловутого импортозамещения, то, для того чтобы замещать иностранные товары российскими, надо иметь эти российские товары соответствующего качества. Например, ослабление рубля, безусловно, снижает спрос на иномарки, но спрос на несчастных ублюдков отечественного автопрома от этого не растет. Кроме того, для импортозамещения надо иметь возможность наращивать производство, что невозможно без банковского кредита реальной экономике. Однако даже те крохи кредита, что перепадают предприятиям, достаются им по заоблачно высоким ставкам — выше 20% годовых — и направляются в первую очередь не на нужды производства, а на погашение ранее взятых кредитов.

Известен аргумент, что в 1998 году мощная и стремительная девальвация рубля способствовала восстановлению отечественной экономики. Однако не следует забывать, что девальвация сопровождалась дефолтом, — разумеется, если всех безнаказанно кинуть на миллиарды долларов, то жить сразу станет легче и веселее. Кроме того, кризис 1998 года мобилизовал национальных производителей — когда нечего есть, поневоле начнешь работать. В какой-то мере сработал и механизм импортозамещения, но он явно не имел решающего характера — замещать импорт было, в общем-то, нечем. Наконец, в 1998 году цены на нефть достигли дна, и с 1999-го вплоть до июля 2008 года на рынке нефти установился глобальный «бычий» тренд, поднимавший российский ВВП как на эскалаторе. И именно обвал цен на нефть, начавшийся в июле 2008 года, стал основной причиной российского кризиса.

Кроме того, следует учесть, что додефолтный курс рубля был существенно — в разы — завышен из-за пирамиды ГКО, способствовавшей росту спроса на рубль. Девальвация 1998 года просто вернула курс к его эффективному уровню. Что же касается осени 2008 года, то отрыв курса рубля от эффективного уровня был несущественным. Девальвации конца 2008 — начала 2009 года способствовали действия ЦБ по спасению российской банковской системы: огромная масса средств госпомощи не могли дойти до реального сектора экономики из-за высоких кредитных рисков. В результате деньги, полученные банками (преимущественно контролируемыми государством), хлынули на валютный рынок и создали мощное негативное давление на рубль. Этот единовременный вброс госпомощи был первой ошибкой — не надо было, не создав механизма кредитования реальной экономики в условиях кредитного кризиса, предоставлять банкам огромные суммы госпомощи. Однако девальвация не была мгновенной — ЦБ сколько мог, растратив треть ЗВР, удерживал рубль. Вторая ошибка стала результатом первой — надо было провести мгновенную и неожиданную девальвацию, установить рубль на равновесном уровне и только после этого стабилизировать его, что привело бы к существенно меньшему негативному давлению на рубль и значительно меньшей растрате ЗВР.

Повторное проведение обвала рубля безусловно ошибочно — так же как и муссирование этого вопроса в СМИ, создающее нервозность среди населения и способствующее спросу на иностранную валюту. По кому в первую очередь ударит девальвация? По населению, ведь основная масса товаров народного потребления имеет зарубежное происхождение. Кроме того, дестабилизация национальной валюты негативно отражается на притоке иностранного капитала.