Когда в нашей жизни появляется что-то принципиально новое, не укладывающееся в стандартные рамки, власть может принять одно из трёх решений: изменить «рамки» (законы), обкорнать новое явление, чтобы уложить его в существующие порядки, или запретить новшество вообще. Последний вариант присущ откровенно тоталитарным режимам, первый — демократическим, второй, понятное дело, промежуточным. Большинство стран относятся к средней категории, но каждая стоит ближе к одному из краёв. Это очень хорошо проявляется на примере легализации технических и социальных новинок: однополых браков, свободного распространения информации (музыки, софта и фильмов), биотехнологий и т. п.

Электронная валюта относится именно к таким «тестирующим на тоталитарность» явлениям. Ясно, что виртуальные деньги в том или ином виде известны давно, но как серьёзное общественное явление, влияющее на экономику, они появились по историческим меркам буквально только что. Поэтому и реакцию государства мы наблюдаем, что называется, «онлайн», в прямом эфире. И реакция эта не радует.

Центробанк и близкие к нему депутаты Думы готовят серию законов и поправок, вводящих ясные юридические нормы, касающиеся различных «вебманей», «яндекс-денег» и прочих квазивалют. Ожидается появление в нашем законодательстве двух принципиальных моментов: электронные деньги смогут выпускать только банки, а сумма в «кошельках» будет ограничена примерно 15 тысячами рублей. Проще говоря, это означает, что все операции с электронными валютами перестают быть анонимными — попробуйте открыть счёт в банке без паспорта. Кроме того, электронные кошельки «замораживаются» на уровне устройства для хранения мелочи. А значит, предпринимательская деятельность с их использованием будет резко ограничена, да и просто более-менее дорогую вещь или даже отдельный софт придётся оплачивать только карточкой.

Цель Центробанка вполне понятна и объяснима. Оставить без присмотра рынок объёмом четверть триллиона рублей в год он не в состоянии — логика чиновников не позволяет этого сделать. Придумать новый способ наблюдения за законностью проводимых операций тоже не получается. Поэтому остаётся уложить прогрессивные технологии в прокрустово ложе классического банкинга. А то, что при этом придётся отрубить электронным деньгам не только руки и ноги, но и голову, — что ж, тем хуже для них. И для нас, ведь уменьшение разнообразия и конкуренции всегда вредит в первую очередь потребителям.

На мой взгляд, депутатам надо расслабиться и перестать придумывать проблему на ровном месте. Если уж так хочется регулировать и отслеживать этот бизнес, то вполне можно придумать специальную небанковскую лицензию, позволяющую частным компаниям создавать системы платежей со строго ограниченной функциональностью — только перевод денег между клиентами и, соответственно, ввод этих денег из реального мира и вывод в него же. Никаких кредитов за счёт системы, никаких депозитов с процентами, никаких валютных обменов. Обеспечивай мгновенный переток денег и получай свои 0,8% с платежа, плати налоги и будь доволен. Это позволит сократить риски клиентов и сделать системы платежей предельно удобными и безопасными.

Будет ли так? Вряд ли. Хотя законы ещё обсуждаются, а внимание президента к нуждам интернетчиков общеизвестно — глядишь, и защитит.