Подруга пожаловалась, что банк поставил ей условие: либо она соглашается на повышение ставки по кредитке с 12 до 17%, либо срок действия карты ей не продлят. Выбор, как видим, не велик. Но хоть предупредили — и на том спасибо. Пожалуй, изменение ставок по уже выданным кредитам — самая отвратительная отрыжка кризиса. Объяснение тут тоже находится — растут невозвраты, а с ними и риски. Приходится подстраховываться, облагая дополнительными поборами добропорядочных заемщиков. Если в случае с кредиткой заемщик хоть льготным периодом может прикрыться, то что делать бедным ипотечникам?

Не будем руководствоваться эмоциями. Лучше — логикой. Увеличивать ставки по ипотеке — не только аморально, но и в принципе недопустимо. Почему? Долгосрочные кредиты — это обоюдный риск. Разве не рисковали люди оказаться в положении переплачивающих, когда брали ипотеку под 14%? Правильно, рисковали и риск свой испили до дна, когда ставки упали до 10,5—11%. А рефинансирование ипотечных кредитов так и не успело войти у нас в моду, то есть норму. То ли из-за кризиса, то ли из-за ненависти финансистов к выпадающим доходам.

Я уже молчу, что почему-то банки, роняя на ходу тапки, не кинулись менять стоимость кредита задним числом. Как не повышали тем же макаром и обещанную доходность по депозитам, когда инфляция в прошлом году рванула вверх. То есть логика у банкиров есть, но своя, банкирская: «ваши трудности — это ваши трудности, наши трудности — тоже ваши трудности».

Законодателей у нас принято ругать. Кто, грешным делом, этого не совершал? Но бывают и у них проблески заботы об избирателях. Скажем, еще в декабре прошлого года депутаты внесли законопроект, который должен был запретить банкам повышать ставки по уже выданным кредитам физлицам, даже если это предусмотрено договором. Но дальше думских кабинетов он так и не прошел. Какой тут начался визг и писк! Мол, в случае его принятия у кредиторов будут связаны руки, что может кончиться плохо для всей банковской системы. Системой вообще очень удобно прикрываться. Сразу не один и в поле воин.

Поэтому правительство уже в этом году, пряча глаза, попросило проект отозвать. А то не комильфо как-то одной рукой выдавать триллионы на спасение банковской системы, а другой огораживать ее флажками для последующей травли. Это же кровеносная система экономики, а мы так, погулять вышли.

Недавно законопроект опять появился в Госдуме. И визг поднялся с новой силой, хотя деньжат банкиры припасли. Но не забывайте о «второй волне», связанной с невозвратами, упрямо пророчат они.

Вероятно, судьба второго раунда внесения проекта оказалась бы столь же печальной, если бы не вмешательство Генпрокуратуры, поддержавшей депутатский корпус. Надежда на принятие появилась, ибо появилась юридическая аргументация. Можно долго дискутировать, могут ли люди в синей униформе заниматься регулированием банковской деятельности, но одно можно сказать точно: с органом, закалившимся в борьбе с криминальным элементом, банкиры спорить побаиваются.

Непосредственность, с которой Генпрокуратура влезает на баррикады (про цели промолчим), защищая права потребителей, оказывается действеннее, чем многие нормативы ЦБ и нерешительная позиция Роспотребнадзора. Прокуроры (они же юристы) прямо ответили на главный вопрос: пункт об одностороннем изменении ставок незаконен, ибо не предусмотрен никаким законодательным актом. А ГК, наоборот, такие действия как раз и не одобряет.

Банкиры не сдаются. Шантажируют, что придется повышать ставки по новым кредитам. Причем сильнее, чем планировали. На доброе, как говорится, здоровье. У людей по крайней мере будет выбор: брать их под такие сумасшедшие проценты или нет. Вот и посмотрим, у кого клиенты терпеливее, а конкурентное преимущество преимущественнее.

Есть такое выражение — «война все спишет». И кризис тоже, уверены банкиры. Сейчас немного похулиганим, а потом опять будем белыми, пушистыми и ставки вам снизим. Может, и так, но осадочек-то останется. В виде выпадающих доходов от выпадающих клиентов.