Чем ближе заветная дата 1 января, когда многие мелкие банки должны довести размер своих капиталов до 90 млн рублей, тем большая суета наблюдается в финансовой среде. Уже и премьер-министр отчитался, что ЦБ консолидирует банковскую систему, и закон приняли окончательно и бесповоротно. Но нет же — сомнения остаются. Не так давно директор департамента банковского регулирования и надзора ЦБ Алексей Симановский даже допустил крамольную мысль, что все-таки можно подумать над созданием особого отряда региональных банков, для которых требования по минимальному размеру собственного капитала не будут столь жесткими. Но его тут же поправил старший товарищ — первый зампред Улюкаев. Никаких послаблений не ожидается. Эмоции бьют через край. Вроде и здесь люди хорошие, и там, и чью сторону взять — непонятно.

Маленькие банки — это как домашний хлам, который и выбросить жалко, и не применяется он годами. Шел по улице, нашел новое крыло от велосипеда. У меня их два (велосипеда), оба — с крыльями. Подумалось: вот потеряю также одно, а тут — бац — запасное уже есть. Позитивно. Так и лежит крыло — третий год уже пошел: ждет, когда я потеряю старое. Еще хуже старая техника, которая работает, но уже новой накуплено. Как же ее выбросишь — за нее в свое время деньги были плачены немалые. Заведешь — работает: показывает, играет, жужжит и кипятит. Но жена ругается — площадь маленькая, питание для ребенка положить некуда, а здесь твои доски-запчасти-бутылки все заполонили. Нехорошо.

С другой стороны, мелкие банки — они же все уникальные. Есть, скажем, такой, который работает только в дальнем (хоть и большом) дагестанском селе. И кредитует он своих земляков — народные промыслы, там, ковроткачество, водку паленую. Не будет же Сбербанк таким «промышленникам» кредиты давать. Или банчики в Москве — только они, например, умеют найти подход к Виктору Павловичу, и Виктор Павлович, директор неприметного ООО где-нибудь в Бутово, им доверяет. Потому что в банке работает вице-президентом не просто его старинный товарищ, но бывший коллега, который понимает все сложности производства настоящих адидасовских кроссовок и потому больших рисков банку не принесет, а кредит даст на вполне льготных условиях. Зато и вся прибыль ООО окажется на счетах этого банка.

Такие банки (даже если не брать всякие «помойки» и «прачечные») — это большой сегмент банковского бизнеса. К сожалению, большой он только по количеству. В России банковский сектор похож на эдакого головастика. Или, еще нагляднее, — на сперматозоид (у него хвост длиннее). «Голова» — пять здоровых (по величине здоровых) госбанков, которые концентрируют 50% активов системы, потом «тело» — 15—20 банков помельче, на которые приходится еще 30%. И «хвост» из тысячи банков, который постоянно в движении и который «голова» никак не может отцепить, так как не ящерица это, а, как было сказано выше, сперматозоид. Мяса нет — одна длина. И, конечно, уникальность.

С другой стороны, конечно, эту уникальность некуда девать. Например, зачем нам нужны амурские тигры? Осталось их всего 500 особей. А дальневосточных леопардов — 30. Активов (мяса) никаких, зато целых две видовых единицы. Поди, и человечинкой не брезгуют при случае (это я про банковское отмывание преступных доходов вспомнил). А вот поди ж ты — и Всемирный фонд дикой природы для них создан, и всякие Боно с прочими мадоннами не гнушаются пару песен спеть во славу и защиту. Цивилизованно все очень.

Конечно, есть, есть у нас свои защитники диких банков. Общества охраны. Ассоциация российских банков, а тем более Ассоциация региональных банков очень даже активно и вполне себе плодотворно убеждают регуляторов (количество которых, кстати, в России тоже скоро станет равным количеству банков), что в самых дальних краях и весях и кредит-то больше взять негде, кроме как в этом банчике. Который притулился на деревенской околице и где привычно сводит баланс веселый хозяйственник Василий Семенович. И Семеныч, конечно, не подведет местную рыболовецкую артель — выдаст им денег по первое число, если сам не уйдет в море с охранником Валерой и бухгалтером тетей Дусей на утлой лодчонке промышлять царь-рыбу. Благодать и пастораль. Самобытность. Как таких не сохранить? Хотя бы в назидание потомкам…