964 — регистрационный номер государственной корпорации «Внешэкономбанк». Понятие госкорпорации отсутствует в перечне организационно-правовых структур, содержащемся в Гражданском кодексе. Поэтому госкорпорации действуют на основе «собственных» законов. В частности, ВЭБ действует на основе федерального закона «О банке развития». На ВЭБ не распространяется «Закон о банках и банковской деятельности», и он не подотчетен Банку России. Поэтому ВЭБ может нарушать нормативы, обязательные для других банков. Так, председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев 16 ноября 2009 года на саммите АТЭС в Сингапуре заявил: «По нашим подсчетам, нужно увеличить капитализацию банка чуть более чем на 1 триллион рублей, чтобы ликвидировать перекосы, связанные с превышением лимитов на одного заемщика». Собственный капитал ВЭБа на 1 января 2009 года составлял 240,6 млрд рублей. Максимальное значение норматива Н6 (максимальный размер риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков), устанавливаемое ЦБ, равно 25%. Следовательно, из слов Владимира Дмитриева можно сделать вывод о том, что Н6 составляет около 129%, то есть превышает максимально допустимое значение более чем в 5 раз.

Кроме того, ВЭБ не обязан публиковать свою отчетность и сообщения о существенных фактах. Когда она все-таки доходит по каким-то «левым» каналам до публики, то иногда выявляются совершенно невероятные сюрпризы. Например, в статье «Банк развития санации» в газете «Коммерсант» я обратил внимание публики на колоссальный убыток ВЭБа в размере 46 млрд рублей за десять месяцев 2008 года. «Облако гостайны» позволяет госбанку скрывать свои проблемы и от публики, и от профессионального сообщества.

Кому выгоден этот железный занавес гостайны? Какие страшные государственные секреты может выдать баланс и отчет о прибылях и убытках? В первую очередь игры в «тайных агентов» выгодны менеджменту — в принципе, они позволяют скрывать злоупотребления и непрофессионализм там, где такие факты есть.

Кроме того, «особый режим» создает неконкурентные условия для госкорпораций и их дочерних структур. Так, Связь-Банк и «Глобэкс», дочерние банки ВЭБа, проявляют в последнее время невероятную активность на рынке корпоративного кредита и побеждают в различных конкурсах крупнейшие банки страны. Например, в октябре Связь-Банк был признан победителем конкурса на открытие кредитных линий ОАО «МРСК Волги» (Саратов) на общую сумму 1,3 млрд рублей. Связь-Банк предложил ставку 13,32% годовых и обошел в конкурсе Банк Москвы, предложивший ставку 13,6% годовых.

Госкорпорация напоминает участника велосипедных гонок, которому разрешено принимать допинг, да еще и судья ему подсуживает. Самое интересное заключается в том, что, несмотря на уникальные преимущества, этот гонщик приходит к финишу отнюдь не первым. Видимо, что-то ему мешает.

Госкорпорации — стремительно разрастающаяся раковая опухоль российской экономики. Рост этой опухоли ускорился в условиях кризиса. Понимание необходимости отказа от тупиковой модели «огосударствления» экономики существует: недавно президент РФ заявил о необходимости преобразования госкорпораций в акционерные общества. Совершенно необязательно, например, финансирование строительства олимпийских объектов вести с помощью спецбанка, которому разрешено нарушать нормативы.