Я помню, что когда кризис только начинался — имеется в виду его острая фаза, — многие эксперты предрекали крах чуть ли не всей банковской системе. Самые пессимистичные прогнозы сводились к тому, что на рынке останется «крупняк», остальные банки задохнутся от роста просроченной задолженности, отсутствия рынка привлечения капитала и, в случае если они являются кэптивными, от смерти тех предприятий, деятельность которых они обслуживают. Однако апокалипсиса не произошло. За год действующих банков стало меньше всего на 56. Все больше представителей власти говорят о постепенном сокращении числа банков — не более чем на 10% в год. Понятно, что после повышения требований к капиталу банков их количество будет уменьшаться быстрее, но не настолько, чтобы говорить о сжатии рынка в два-три раза.

Что помогло банкам выжить в трудное время? Естественно, не последнюю, а может быть, даже и первостепенную роль сыграла вовремя оказанная государством поддержка. В общей сложности банки в IV квартале прошлого года и первом полугодии 2009-го получили более 7 трлн рублей средств госпомощи в виде субординированных кредитов ВЭБа, беззалоговых кредитов ЦБ и депозитов Минфина. Конечно, эти деньги предназначались не для всех, но доступ, например, к беззалоговым кредитам — самому масштабному виду госпомощи — до сих пор имеет четверть всех банков.

Сейчас же складывается ощущение, что монетарные власти жалеют о том, что выделили такие огромные суммы для поддержки банковской системы, которая оказалась очень даже живучей. Государство перекрывает банкам финансовый поток, объясняя сокращение помощи тем, что ситуация в банковском секторе стабилизировалась: приток вкладов возобновился, банки хоть и не намного, но наращивают кредитные портфели, кто покрупнее — стали занимать за рубежом.

Ситуация, конечно, далека от стабильной. Банки продолжают испытывать давление на капитал из-за роста просроченной задолженности, им не хватает долгосрочных ресурсов. Но, несмотря на это, в следующем году госвливания будут минимальными. Субординированные кредиты закончились, задолженность по беззалоговым кредитам сокращается благодаря и призывам ЦБ, и его действиям.

Например, из-за повышения требований к рейтингам заемщиков доступа к кредитам ЦБ лишатся 70 банков. И даже разработанный Минфином и ЦБ механизм докапитализации банков путем обмена их привилегированных акций на облигации федерального займа может остаться лишь теоретической возможностью. Условия этой докапитализации банки называют кабальными. До сих пор Минфин не получил ни одной заявки на участие в этой программе, хотя представители ведомства утверждают, что переговоры с несколькими банками ведутся. «Будем рады, если заявок будет мало, и было бы совсем хорошо, если их не будет вовсе», — говорят в Минфине.

Государству обидно, что банки не выполнили условия получения «антикризисных денег». Не все банки направили средства госпомощи на кредитование реального сектора, а если и направили, то по ставкам выше обозначенных правительством. Поэтому теперь государство осторожничает, сокращая помощь и ужесточая условия ее предоставления. Например, в следующем году вместо обещанных 250 млрд рублей банки получат только 100 млрд рублей. Остальные 150 млрд рублей пойдут в антикризисный фонд, который предназначен для восстановления экономики, в первую очередь для поддержки реального сектора. То есть государство не позволит банкам наживаться на госденьгах, выдавая на них дорогие кредиты предприятиям. Зачем им наживаться? Ведь они и так, как выяснилось, живучие. Однако неизвестно, что было бы, если бы банки не получили антикризисных средств в разгар кризиса, ведь многим из них деньги помогли рассчитаться по обязательствам и не потерять доверие вкладчиков. А это, пожалуй, главное для выживания банка.