Недавно коллега поставил в тупик тирадой: «Я тут слышал, что банки, которые устанавливают слишком высокие ставки по вкладам, — потенциальные банкроты. А чем мне это, собственно, как вкладчику грозит, если государство обязуется все компенсировать через систему страхования вкладов?». Вопрос — уместный, признала я. Но даже сильное напряжение, пропущенное через мозговые извилины, не помогло найти на него достойный ответ. Вернее, не сумела подыскать достойные аргументы против решения отнести сбережения в сильно щедрый банк. Деньги, и правда, вернут. Хотя и не сразу — все-таки пособирать бумажки и побегать придется, но суть в том, что, делая ставку на банк с высокими процентами, вкладчик ничем не рискует.

В отличие от банка, кстати. Об этом руководство Центробанка постоянно твердит начиная с весны и к данному моменту раздуло эту проблему чуть ли не до масштаба главных пробелов банковской системы. Понабрали денег вкладчиков под 18—20%, а то и 22% годовых, а «отбивать» где будут? Заемные-то средства дешевеют вместе со ставкой рефинансирования. От предупреждений и рекомендаций ЦБ готов перейти к активным военным действиям.

Логика в беспокойстве Центробанка есть. Есть она и в том, какими методами ведет военные действия регулятор. Недавно я прямо спросила у главы ЦБ Сергея Игнатьева, готов ли он устроить показательную порку для какого-нибудь особенно зарвавшегося подопечного. Мне, ответил Сергей Михайлович, словосочетание «показательная порка» не нравится. Но применить жесткие санкции готов. С одним «но». Сделать это за рамками публичного поля, то есть тихо, без привлечения внимания общественности.

Понять главу Центробанка можно и даже нужно. Не дай бог сейчас устроить показательную травлю на фоне установившейся стабильности, пока хрупкой, в отношениях между банками и вкладчиками. Мы — люди нервные. Можем, разволновавшись, устроить массовый вынос сбережений из банков. А там и до «турбулентности» а-ля 2004 год рукой подать. В лучшем случае. В худшем — применим тактику выжженной земли, после которой «вторая волна» кризиса покажется мелким бугорком на водной глади российской банковской системы.

Но, увы, непубличная стратегия подавления излишней щедрости выходит регулятору боком. Мелкие организации, конечно, ЦБ побаиваются и к рекомендациям прислушиваются, посетовал недавно знакомый банкир. А куда они денутся из-за своих недостаточных размеров, не позволяющих активно влиять как на рынок вкладов, так и на настроения вкладчиков? А вот крупняк упорно прячется за широкой спиной широких масс вкладчиков, упирая в связи с этим на собственную социальную значимость. Достаточно на сайте Банки.ру воспользоваться поиском самых выгодных вкладов, чтобы увидеть: среди лидеров по обещанной доходности — кредитные организации не только из первой сотни, но и тридцатки даже. Кстати, некоторые из них лишь недавно затесались в стан особо щедрых. Что однозначно говорит о наличии там проблем. Кстати, приятель из банковской среды поделился мнением, что есть банки, которые и вовсе не собираются эти трудности решать. Отказ от выполнения обязательств для них — наилучший выход. Не бросят в беде. Оздоровят. Как «Глобэкс», к примеру. Кроме вкладчиков на суд оздоровителей ему предъявить было нечего. Конечно, раскачивать лодку в кризис — дело рискованное. Но если этого не делать, то какой-то замкнутый круг получается: проблемы — высокие ставки — много вкладчиков — технический дефолт — оздоровление. И весь банкет — на государственные (то есть наши) деньги.