Стремительно надвигается конец года. Одного из самых захватывающих в новейшей истории молодой, но уже так много повидавшей на своем веку российской экономики. Окидывая взглядом этот короткий, но вместительный отрезок, я почему-то вспоминаю знаменитый парк им. Горького с его увеселениями: вот с головокружительной высоты летят в пропасть вагонетки с намертво вцепившимися в поручни гражданами и гражданками; ветер свистит в ушах, женщины и дети визжат, мужчины стоически сжимают зубы, попутно пытаясь сообразить, все ли в порядке в области нижнего белья. Проскакивая самый нижний предел, состав по инерции быстро проезжает по горизонтальному участку и, притормозив, начинает вскарабкиваться к новой вершине; публика расслабляется, кто-то даже начинает улыбаться, хорохориться и вертеться по сторонам: на месте ли остальные участники аттракциона…

Конец года — это время подводить итоги и давать стратегические прогнозы на недалекое будущее. Я, конечно же, не могу остаться в стороне, тем более что один мой краткосрочный прогноз из недавней колонки, как раз посвященной гаданию, астрологии и эффективному использованию шаманских бубнов, начинает сбываться. Вкратце напомню, что, согласно моему «независимому аналитическому мнению», предвестником новых потрясений следует считать пробуждение от временного анабиоза сонма аналитиков, предсказывающих очередной невиданный подъем на основе фундаментальной недооцененности российских активов.

Честно говоря, я не ожидал, что это произойдет так скоро. При этом у меня нет и тени сомнений в профессиональных способностях и интеллектуальной мощи лучших умов из столь авторитетных и успешных компаний, как UniCredit и «Тройка Диалог». Более того, я полностью разделяю позицию авторов в том, что новый План Преобразований, Предложенный Правительством и Президентом (ППППП, если кто помнит), «создаст позитивную информационную волну», которая всемерно подхлестнет рыночное ралли. Еще более благоприятный эффект даст и щедрая финансовая поддержка системообразующих и не очень предприятий и банков из средств бюджета, в чем мне лично видится замечательный пример освоения прогрессивного западного опыта.

Доводы экспертов столь убедительны, что я склоняюсь к тому, чтобы в кои-то веки оставить свой мрачный пессимизм и согласиться с ними: умом, сердцем и кошельком пожелать реализации наилучших аналитических прогнозов в новом 2010 году. И все же какое-то смутное сомнение продолжает терзать меня: ведь чем сильнее разгонят и выше запустят вагонетку российской экономики под радостные крики, полные оптимизма обзоры и обильное госфинансирование, тем яростнее она потом ухнет вниз вместе со всеми седоками. И кто знает, как там на этот раз все обернется с торможением и выходом из штопора…

Возвращаясь мыслями ’down to Gorky Park’, хочу заметить еще кое-что. Я всегда неохотно садился в кабинку аттракционов где бы то ни было. Смущало многое: оборудование, датированное 70-ми годами прошлого века, списанное в какой-нибудь Германии и купленное по дешевке гипотетическим директором парка; сам директор — наверняка выжига и хитрован, экономящий на элементарной безопасности, но успевший прикупить по случаю покраски парковых лавочек Lamborghini Murcielago для сына-оболтуса; хмурый таджик, собирающий билетики и запускающий адскую машину…

Вылетит какая-нибудь маленькая, разболтанная деталька, и где я буду потом по крупицам собирать свой уникальный аналитический мозг? В палатке с сахарной ватой? — размышлял я, отнекиваясь и стараясь улизнуть со столь рискованного мероприятия. Ведь можно же по уму все сделать: поставить вменяемого менеджера, взять в аренду новую технику, нанять улыбчивый и внушающий доверие персонал, — продолжал терзаться уже по пути на эшафот и тут же осознавал всю безбрежную несбыточность и космическую тщетность собственных рекомендаций.

Но, с другой стороны, тысячи людей до и после вполне спокойно прокатятся на этих вот горках и долго потом не забудут пережитый катарсис, этот убойный коктейль из адреналина, свободы, свежего ветра и подступающей рвоты, успокаивал я себя, недоверчиво проверяя фиксирующую железяку и, подобно легендарным Белке и Стрелке, грустными глазами взирая то на звездное небо, то на удаляющуюся поверхность Земли.

Ээх, выноси, нефтяная кривая, не дай сгинуть ни аналитику, ни частному инвестору, ни простому русскому человеку! Одна ты — наша надёжа и опора!