Российской экономике в 2009 году несказанно повезло. И в очередной раз в качестве феи с волшебной палочкой выступила нефть: на фоне явного снижения спроса на топливо в мире финансовые спекулянты довели цены на нефть до уровней раза в два выше справедливых. Поэтому в уходящем году давайте скажем большое спасибо Goldman Sachs, Barclays и тысячам их более мелких последователей. Без них даже о нынешней довольно неустойчивой и не очень приятной стабильности в экономике и мечтать было бы нельзя.

Дорогая нефть породила приток долларов, стабилизировавших ситуацию. На фоне растущего курса рубля и относительно высоких ставок Центробанка иностранные финансовые спекулянты начали привычную для них игру carry trade — обмен взятых в кредит дешевых долларов на крепкую национальную валюту и покупку на нее акций и облигаций внутри страны. Это привело к бурному и совершенно не обоснованному (но от этого не менее выгодному для инвесторов) росту российского фондового рынка. Банки, имеющие в активах не только «повисшие» кредиты, но и ценные бумаги, вздохнули посвободнее. Такая благоприятная внешняя среда позволила Центробанку потихоньку вернуть в свои закрома большую часть выданных ранее на спасение финансовой системы рублей. Вторая волна кризиса, связанная с неплатежами по «плохим» кредитам, так и не состоялась. Банки выстояли и даже начали получать прибыль.

Жаль, что российской экономике так повезло. Ведь это означает, что сырьевая модель сохранится еще какое-то время — до тех пор, пока иностранные спекулянты не решат переложиться из нефти во что-то другое, что Россия не экспортирует. Везение рано или поздно заканчивается, и что тогда произойдет, предсказать сложно, да и не хочется.

В следующем году принципиально ничего не изменится: в экономике страны почти все зависит от сырьевого экспорта и благосклонности иностранного спекулятивного капитала. Если звезды и Goldman Sachs будут на нашей стороне, то еще один год пройдет без слишком больших потрясений. Россиянам же остается только надеяться на это. И еще на то, что в верхах найдется кто-то не слишком ослепленный блеском «черного золота» и понимающий, что без коренных изменений в экономике и политике каждый год может стать последним годом относительного благополучия.

Впрочем, сие есть мечтание пустое.