Те, кто смотрел фильм Ридли Скотта «Хороший год», наверняка помнят, как главный герой — удачно манипулировавший Лондонской биржей трейдер — «доигрался» и под давлением конкурентов и финансовых регуляторов вынужден был покинуть рынок. Не долго думая, финансист уехал наслаждаться французским вином в Прованс. Кино, как известно, иногда приукрашивает действительность. На самом деле на Западе манипулирование фондовым рынком, в первую очередь путем распространения инсайдерской информации, иногда заканчивается внушительными штрафами и многолетним заключением манипуляторов в местах, далеких от Прованса.

Те же наказания вскоре ожидают и российских инсайдеров. Поправки в Уголовный кодекс, предусматривающие лишение свободы сроком до семи лет за манипулирование рынком, уже приняты. На очереди — принятие закона об инсайде, который должен определить, кого и за какие действия считать инсайдером, извлекающим выгоду из резких колебаний котировок ценных бумаг.

Однако пока существующий проект закона очень далек от тех, которые действуют в западных странах, и вызывает негативную реакцию не только у профучастников рынка, но и у простых смертных. Документ написан так, что инсайдером может быть признан любой человек, будь то владелец компании или работающая в ней уборщица.

Первыми забили тревогу представители ведущих СМИ. Журналисты могут убить рынок словом, поэтому нам очень важно понимать степень ответственности за свои публикации. Разработчики пошли на небольшую уступку и прописали в документе, что виновным будет признаваться только тот журналист, который умышленно распространил недостоверные сведения.

В круг инсайдеров могут попасть и чиновники, которые своими макроэкономическими прогнозами «будоражат» рынок, и аналитики, озвучивающие перспективы акций тех или иных компаний, и представители Банка России, которые «словесными интервенциями» пытаются охладить «спекулянтов». Кстати, Банк России уже заявил, что будущий закон не должен распространяться на высказывания его представителей и чиновников о мерах по регулированию денежного рынка.

Разработчики законопроекта не случайно ввели неограниченный круг лиц: истинным инсайдером может оказаться не воротила биржи, а простой офисный служащий. Однако депутаты, рассматривающие документ, верно подметили, что он может стать «бритвой в руках сумасшедшего», ведь главная проблема — в его применении правоохранительными органами. Если документ будет принят в нынешнем виде, он позволит привлечь к ответственности любого человека, даже невиновного. Достаточно поссориться с властью, попасть в немилость, чтобы вас подвели под любую статью Уголовного кодекса и доказали «злостный умысел». А найти и наказать реальных манипуляторов — или, как их называют на рынке, кукловодов — будет по-прежнему сложно, ведь они могут играть от лица офшорных структур, выявить конечных владельцев которых подчас невозможно.

Разумное предложение исходило от профессионального сообщества, которое предлагало пойти по западному пути: в течение нескольких лет применять к нарушителям административные наказания, чтобы сложилась судебная практика, а после — перейти к «посадкам». Но, понятное дело, власти такое предложение не приняли. Если не ввести уголовную ответственность сразу, то главная цель принятия этих законов — запугивание всех и вся — не будет достигнута, так как заплатить штраф из прибыли, полученной от манипулирования рынком, не так страшно, как сесть в тюрьму. А время, которое пройдет до введения уголовного наказания, может быть использовано манипуляторами для того, чтобы научиться обходить закон.

Таких устрашающих законов принимается немало. Принимаются, но не применяются. Или применяются, но не к тем. И это замкнутый круг, потому что привычка — вторая натура. А у государства есть привычка добиваться своего кнутом, в данном случае — бритвой.