Недавно в The Financial Times вышла заметка про относительно молодого британского предпринимателя, решившего привлечь деньги на развитие своего бизнеса необычным способом. Он готов за 1 млн фунтов продать инвесторам 10% своего дохода за всю оставшуюся жизнь. В самом общем смысле Джеймс Лейфилд (так его зовут) продает 10% акций «предприятия» под названием «Джеймс Лейфилд». Формально это, конечно, не так — покупателю не будет принадлежать право на 10% имущества предпринимателя, например, — но по сути сделка очень похожа на продажу привилегированных акций (дающих право на часть прибыли предприятия, но не право голоса на собрании акционеров).

Забавно наблюдать, как твои идеи претворяются в жизнь, — конечно, речь только о том, что одинаковые мысли приходят в головы разным людям. О возможности «инвестирования в человека» я писал в своем инвестиционном блоге еще года три назад. Тогда идея не встретила понимания у немногочисленных читателей, вызвав отторжение — «нельзя же продавать себя в рабство». То, что наемный работник часто фактически отдает своему работодателю намного больше 10% приносимого им дохода, в голову критикам обычно не приходит. Но не будем обращать внимания на ретроградов и попробуем порассуждать, насколько реализуем такой подход к собственной жизни и кто может выиграть от его реализации.

Каждый человек в «деловой» части своей жизни так или иначе зарабатывает деньги. Либо работой «на дядю», либо предпринимательством, либо той или иной формой нахлебничества. Каждый человек какую-то часть дохода тратит на поддержание себя в рабочей форме. Расходы могут быть и меньше доходов, и равняться им, и превышать их — временно или постоянно. С финансовой точки зрения человек может быть прибыльным, «нейтральным» или убыточным. Очень похоже на фирму, правда?

Точно так же, как и фирма, человек в состоянии прогнозировать свои доходы и расходы. Конечно, не очень точно, иногда значительно или даже принципиально ошибаясь. Но и в бизнесе прогнозы далеко не всегда точны. С другой стороны, как и в бизнесе, финансовые перспективы человека становятся все более хорошо прогнозируемы с возрастом. Одно дело — в 18 лет мечтать о будущих миллионах и «подавать надежды», другое — в 40 лет понимать, что выше головы не прыгнешь.

Получается, что существенное отличие человека от фирмы (в финансовом плане) только одно: наша деятельность рано или поздно приходит к вполне определенному финалу, в то время как фирма теоретически может жить «вечно». По крайней мере, примеры компаний со 100-200-летней историей есть. А если учесть «перерождения» в виде слияний и поглощений, то в западной деловой практике (да и в японской, например, тоже) таких бизнесов просто много.

Что же именно может продать человек? Вариантов по большому счету два: долю от «выручки» и долю от «прибыли». В первом случае инвестор получает доход от всех денежных поступлений человека; при этом не важно, какие расходы объект инвестирования несет для поддержания себя в форме. Во втором — от разницы между доходами и расходами на «бизнес», то есть на того, кто является объектом инвестирования.

Второй вариант, очевидно, сложнее: безответственные типы могут тратить на себя все заработанное, убеждая инвестора, что двухметровая плазменная ТВ-панель необходима им для достойного интеллектуального развития, которое приведет к росту доходов в будущем. Это как компания, которой в основном владеют менеджеры: внешний инвестор, скорее всего, в таком раскладе будет прозябать с минимальным доходом. Можно, конечно, понадеяться, что человек захочет провести второе, третье и прочие размещения акций, ведь для их успеха ему надо показать, как он заботится об уже существующих инвесторах. Но надежда на это довольно слаба.

Отдельный вопрос — определение справедливой стоимости человека. То есть суммы средств, которые он заработает за всю оставшуюся жизнь. Это очень сложно. С одной стороны, прошлые успехи и нынешний уровень дохода в какой-то степени показывают инвесторам возможности человека. С другой, полученная от инвесторов крупная сумма может стать стартовым фактором для резкого роста доходов. Или не стать. Получается, что должна появиться целая индустрия экспертов по оценке будущего людей — где-то на стыке финансов, бизнес-консалтинга, психологии и социологии. Ничего не напоминает? По-моему, это очень похоже на кредитные комитеты, системы скоринга и прочие банковские штуки, которые определяют, почему вам нельзя давать кредит, а соседу-алкоголику — можно.

К тому же в цивилизованном мире (а инвестиции в человека возможны именно в таком мире) деньги — это не бумажки, передаваемые из рук в руки, а записи на счетах в банках. Поэтому именно банки лучше других знают финансовую историю каждого потенциального «объекта инвестирования». И, кроме того, могут контролировать исполнение инвестдоговоров, отчисляя в пользу инвесторов положенные проценты от доходов граждан. Да и денег для инвестиций у банков вполне достаточно.

Получается, что именно банки станут (если вовремя сообразят) центром новой «большой идеи», которая сможет поднять экономики развитых стран. Эта идея заключается в том, что надо не кредитовать людей на покупку ненужных вещей, а инвестировать в их будущее, получая пожизненный доход. Эта же идея даст новую жизнь и страховым компаниям, ведь инвесторы будут заинтересованы в гарантиях своих вложений. А новые ценные бумаги, базирующиеся на доходах множества людей, оживят торговлю на биржах.

Пока это всё фантазии. Но когда-то и участие миллионов людей в инвестиционной деятельности тоже казалось фантазиями. А теперь ПИФы и прямое вложение денег в акции — совершенно обычная реальность. Все меняется.