В предкризисном апреле 2008 года топ-менеджеры банков в курилках съезда вели себя нервно, были напряжены и довольно вяло реагировали на радужную тогда еще статистику. Они боялись, хотя особых оснований для страха не было. Посткризисной весной-2009 «пузырь лопнул» — самое плохое уже случилось, и делегаты съезда искренне и задорно радовались тому, что все еще живы: улыбались, закусывая бутербродами в буфете, и мерились между собою просрочкой.

Какого градуса настроения можно ожидать от сегодняшней банкирской мегатусовки? Признаюсь честно: точных прогнозов у меня нет. Потому что в последние месяцы поведение большинства игроков иначе как публичным не назовешь: за красивыми мигалками рекламных баннеров и аппетитными заголовками релизов очень трудно различить истинное банковское лицо. Банковская система «на публику» и «по-настоящему», по моему внутреннему ощущению, — сейчас две абсолютно разные штуки.

«Банк «И.» снизил ипотечные ставки», «Банк «Н.» запустил новый овердрафт для корпоративных клиентов», «Банк «Л.» увеличил лимит по кредитной карте» — и еще несколько десятков подобных сообщений и рекламок за последние месяца три, которые заставляют потенциальных заемщиков прыгать до потолка. Наконец-то банки проснулись, снова можно шиковать и покупать вожделенные плазменные телевизоры, иномарки и квадратные метры!

Так что вполне может статься, что, умалчивая о резервах, просрочке и прочих гадостях, приятели-банкиры будут игриво рассказывать друг другу о растущих рекламных бюджетах и удачных слоганах. Или о планах стратегического развития. Или о технологичности своих отделений. В общем, думаю, кулуарные сплетни за фуршетом на этот раз зазвучат мило и почти гламурно: почему бы не поговорить о новом карточном дизайне с бриллиантовой инкрустацией, когда за окном так тепло и ясно и кризис вроде как бы… ну, не то чтобы закончился, но стал почти неприличной темой для серьезных разговоров.

Обвините меня в злой иронии? Или в необоснованной подозрительности? Ничего личного, но все-таки, на мой взгляд, сейчас многие банки делают хорошую мину, создавая видимость кредитной и прочей активности. Потому что статистика банковского сектора обратно пропорциональна количеству бодрых новостей о размножающихся со страшной силой кредитных продуктах.

По состоянию на 1 марта 2010 года, рапортует ЦБ, активы банковской системы с начала года сократились на 1,2%, капитал — на 0,2%, кредиты юрлицам — на 1%, кредиты «физикам» — на 1,3%. Кругом — сплошные минусы. И это с учетом госбанков, которые кредитуют, кого прикажут. В рыночной части банковской системы всё еще хуже.

По прогнозам экспертов, к концу первого полугодия объем «плохих» долгов в системе составит около 15—20% от совокупного кредитного портфеля. Качество ресурсной базы российских банков по-прежнему вызывает массу вопросов, а процентные ставки для корпоративных заемщиков из «опасных» отраслей высоки.

Но стоит ли об этом говорить, когда светит такое яркое солнышко? Банкирам лучше знать.