В банковском бизнесе, да и в любом другом, беспечность — непозволительная роскошь. Нужно уметь просчитывать каждый шаг, взвешивать все риски, предугадывать развитие событий. Практика показывает, что наши банки этому пока не научились. Как теперь размещать привлеченные под 20% пассивы? Выдавать кредиты под 25%? Никто их брать не будет: ни компании, которые и так уже закредитованы по уши, ни граждане, ждущие лучших времен.

В общем-то, банкиров можно понять: деньги населения были чуть ли не единственным финансовым источником в прошлом году для многих из них. К средствам господдержки имело доступ ограниченное число банков, да и ставки, например, по тем же беззалоговым кредитам достигали иногда стоимости вкладов физлиц. На средства юрлиц тоже особо рассчитывать не приходилось: компаниям нужно было затыкать свои «дыры».

Банкирам нужны были деньги. Любой ценой. Одни хотели решить проблемы с текущей ликвидностью, другие — создать подушку безопасности. Привлечение средств физлиц показалось им самым быстрым и доступным способом сделать это. Тогда никто и не думал, что инфляция серьезно замедлится, что лидеры рынка депозитов, на которых ориентируется ЦБ, стремительно начнут снижать ставки, задавая тон всем игрокам. Не зря ЦБ рекомендовал банкам не завышать ставки, ведь сейчас основная задача у него — борьба с инфляцией. Когда в годовом выражении рост цен составляет 6,5%, кредиты под 25% противоречат не только законам экономики, но и здравому смыслу.

Сидеть на мешках с дорогими деньгами — тоже не выход. Банк — не резервный фонд, ему надо активно размещать средства, получать прибыль. Банкиры выкручиваются по-разному. Одни делают упор на кредитные карты, по которым ставки, превышающие 20%, не кажутся такими уж запредельными, а также на потребительские кредиты и экспресс-займы. Но спрос со стороны населения на них не особо высокий. Другие все же снижают ставки, рискуя тем самым оказаться в убытке. Третьи вообще ведут себя нечестно: взимают комиссии при пополнении дорогих депозитов.

Коммерческие банки вынуждены снижать ставки, так как в затылок им дышат госбанки, имевшие доступ к более дешевому финансированию и способные выдавать сейчас относительно доступные кредиты. Как пожаловался мне один банкир, он снижает ставки и разрабатывает выгодные условия кредитования только для того, чтобы его банк не потерял долю рынка. Если сейчас закрыться от заемщиков, то потом их можно не найти.

Банк России не случайно предсказал рост кредитования с середины года. Регулятор, видимо, полагает, что банки разместят на рынке средства, которые привлекают сейчас по низким ставкам. Банки активно снижают ставки по вкладам, ведь проблемы с ликвидностью на данный момент отсутствуют: рынок межбанковского кредитования работает, ЦБ уменьшает стоимость рефинансирования, средние и крупные банки размещаются на рынке облигаций и берут в долг на Западе.

Снижение стоимости привлечения денег, действительно, позволит банкам без особых потерь для самих себя предложить клиентам более дешевые кредиты. При помощи доброго государства и на фоне очень высоких цен на нефть кредитные учреждения вышли или выходят из сложной ситуации со сверхдорогими пассивами.

Остается вопрос: станут ли эти события уроком для банкиров? Ведь, с одной стороны, многие из них дважды пережили реальную опасность «вылета» из бизнеса (сначала из-за нехватки ресурсов, а потом из-за их дороговизны), но с другой — неудачники были спасены государством. А к таким подаркам быстро привыкаешь. Вероятно, ответ на этот вопрос мы узнаем во время следующего кризиса.