С 1 апреля для банков-членов системы страхования вкладов обязательно раскрытие информации о конечных собственниках. Конечно, наивно было бы мечтать о том, что в день дурака структура собственности российских банков станет прозрачной как стеклышко и обнажатся тайны чиновников-коррупционеров. Но какая-то надежда все-таки имелась. Разумеется, ничего путного из этой затеи не получилось, а вышла одна сплошная насмешка над благой инициативой. Черномырдин бессмертен: «Хотелось как лучше, получилось как всегда».

Обнаружился, правда, в самом начале кампании князь Михаил фон Лихтенштейн, оказавшийся счастливым конечным бенефициаром 17,4% акций Балтинвестбанка. Но вот коррупционеры и просто скрытные товарищи затаились, почему-то не захотев раскрываться.

На днях прошла информация о том, что известный издатель Сергей Родионов собирался продать банк «Славянский», однако сделка не состоялась. На рынке считается, что Сергей Родионов является конечным собственником более чем 99% акций банка, и это не является тайной. Однако в списке лиц, оказывающих существенное (прямое или косвенное) влияние на решения, принимаемые органами управления банка, — прямо-таки жгучий латиноамериканский сериал: Мануэль Каррера Лопес (18,6% акций), Иван Антонио Молино Альварес (17,5%), Генри Александр Розас Моралес (19,4%), Ульпиано Кальдерон Морено (19,7%) и Диего Ясинто Батиста Вальдес (20,0%), все из Панамы. Чистоту панамских рядов нарушил лишь киприот Родула Маликкиду (4,8%).

Легко предположить, что все эти Лопесы-Моралесы являются лишь формальными собственниками акций банка, а конечным бенефициаром более чем 99% акций банка как был, так и остается Сергей Родионов. Так, в пресс-релизе Национального рейтингового агентства от 5 февраля указано, что конечным собственником банка является именно он.

Однако раскрытие было осуществлено в соответствии с положением № 345-П от 27 октября 2009 года (наберите воздуха побольше) «О порядке раскрытия в официальном представительстве Банка России в сети Интернет информации о лицах, оказывающих существенное (прямое или косвенное) влияние на решения, принимаемые органами управления банков — участников системы обязательного страхования вкладов физических лиц в банках Российской Федерации».

И таких Лопесов-Моралесов среди «конечных бенефициаров» российских банков — пруд пруди. Вот еще один пример: банк «БФГ-Кредит» сообщает, что три дамы из Никосии (Георгия Георгиу, Андроула Завалли Тевес и Мария Шоуфта) владеют 10% акций банка через систему офшоров.

Ларчик открывается просто: создается офшор, формальным собственником которого является гражданин офшорной территории, далее этому офшору передаются акции банка, однако юридически они оформляются таким образом, что распоряжаться ими может только истинный владелец. Фактически осуществляется фидуциарная (доверительная) сделка, не предусматривающая фактического перехода права собственности.

Не исключено, что и Его Высокопревосходительство из славной державы Лихтенштейн является отнюдь не конечным собственником, а акции банка оказались у принадлежащего ему лихтенштейнского офшора в рамках такой же фидуциарной сделки.

Впрочем, даже указание в качестве конечного собственника граждан с патриотическими фамилиями Иванов, Петров и Сидоров отнюдь не гарантирует, что они на поверку не являются такими же Лопесами или на худой конец Родулами Маликкиду.

В условиях нестабильной финансовой системы и высококоррумпированной среды информация о конечных собственниках важна для контрагентов банка. Прозрачность структуры собственности способствует снижению рисков. Однако существующая практика раскрытия по сути потворствует фальсификации информации о структуре собственности российских банков.