Где-то наверху решили, что повышение финансовой грамотности населения — один из важнейших аспектов развития рынка финансовых услуг. И приступили к практической реализации намеченных планов. При этом за основу был взят известный с давних пор сценарий: «Партия сказала: надо. Комсомол ответил: есть!». Услышав соответствующий призыв, ответственные работники министерств и ведомств, рядовой состав исполнителей да и просто инициативные граждане начали выполнять возложенные на них задачи. И, как это часто бывает в случае проявления верноподданнической любви ко всему тому, что предписано свыше, немного переборщили.

Словно грибы после летнего дождя начали появляться со всех сторон тематические интернет-порталы, какие-то «фонды», «попечительские советы», «экспертные группы» и другие не очень доброкачественные новообразования, в той или иной степени имеющие отношение к обозначенной теме. Не обошлось и без «ноу-хау». Так, например, наиболее продвинутые участники просветительской миссии решили привлечь себе в помощь последние достижения научно-технического прогресса — использовали для образовательных нужд арендованный у РЖД поезд.

И все бы хорошо, если бы не одно очень важное обстоятельство. У большинства наших сограждан, в том числе и проживающих в районах высадки культурно-просветительского десанта, финансовый рынок в любой его ипостаси вызывает если не отторжение, то, по крайней мере, равнодушие. И несмотря на усилия, направленные на преодоление этого стереотипа, отношение к нему практически не меняется.

Наиболее отчетливо это видно на примере старшего поколения, чье представление о системе ценностей сформировалось еще в годы советской власти, когда любые взгляды, выходящие за рамки идеологических установок, подвергались жесткой обструкции. Причем в первую очередь это касалось чуждого всем капиталистического образа жизни, который во многом ассоциировался с теми финансовыми институтами, без которых его трудно представить. Фондовая биржа или, к примеру, банки имели к этому вопросу самое непосредственное отношение.

Что касается молодежи, то и здесь, несмотря на существенную разницу в восприятии, привить финансовую культуру — дело далеко не простое. Причин много, начиная с отсутствия заинтересованности со стороны целевой аудитории и заканчивая банальной нехваткой у молодежи денег, которые необходимы для применения полученных знаний.

Не менее важным является и тот факт, что не отягощенная историческим наследием логика молодого поколения во многом построена на прецедентах, в силу чего за базу принятия тех или иных решений, как правило, берутся примеры из повседневной жизни. А какими они были на протяжении последнего времени, думаю, объяснять не надо. Уж слишком часто страдали именно те, кто решил «проголосовать» за новые веяния своим кошельком. И относится это не только к дольщикам жилищного строительства, но и к пайщикам некоторых ПИФов, и к тем, кто взял кредит, к жертвам «народных» IPO.

Не совсем понятной остается и подоплека возникновения самой идеи массовой «вакцинации» основами финансовых знаний. И если кто-то кивает на Америку, указывая на ее достижения в данной области, то вряд ли он прав. Да, в США почти все живут в долг, многие покупают и продают акции, следят за биржевыми сводками. И что? Разве это повод для того, чтобы копировать чужой образ жизни (читай — чужие проблемы)? Они там ко всему этому уже давно привыкли и по-другому себя не представляют. Желание поучаствовать в инвестиционном процессе стало для большинства американцев таким же естественным, как и стремление обзавестись газетным купоном, дающим право на получение скидки.

Однако, как показала практика, даже многолетний опыт общения с финансовыми инструментами оказался бессилен перед рыночной стихией, а события последних двух лет — лишнее тому подтверждение. Получается, что либо и в Штатах процесс обучения азам экономики далек от идеала, а потому нуждается в коррекции, либо сам рынок настолько непредсказуем, что никакие образовательные курсы не в силах научить обычных людей стабильно извлекать из него прибыль. А если это так, то менять надо не уровень подготовленности потенциальных инвесторов, а сложившиеся за долгие годы правила работы финансовых институтов. Иначе любые начинания в этой области будут обречены на провал — независимо от того, какие силы и средства в них вкладывались.

Как бы то ни было, ясно одно: качественные изменения в сфере финансового образования возможны лишь в случае, если граждан будут обучать не умению брать кредиты или вкладывать деньги, а способности не поддаваться этому соблазну без особой надобности. Ибо только при таком подходе можно оградить банки от нерадивых заемщиков, биржи — от неуравновешенных инвесторов, а общество — от социальных потрясений.