Страны Европы и прочие развитые государства рассчитывают пополнить свои бюджеты за счет спасенных ранее финансовых организаций. То есть тех самых банков, что в свое время оказались «слишком большими, чтобы упасть». Еще бы, ведь «жирным котам» помогали за счет налогоплательщиков! Интерес к теме вернул саммит «двадцатки» в Торонто, на котором штрафное налогообложение рассматривается всерьез и глобально.

Вопрос о так называемом «налоге на банки» перестает быть праздным, как минимум, в Европе. Пришла пора бороться с бюджетным дефицитом и, как обычно, лозунги о социальной ответственности оказываются очень кстати. Примечательна сама гневная риторика, звучащая из уст политиков: «Банки должны заплатить за кризис, у истоков которого они стояли! Они вернут нам все до последнего цента!».

Красивые слова рассчитаны на обывателя, уверенного, что те самые безответственные банкиры организовали «этот чертов кризис». На самом деле за политической риторикой проглядывают невеселые экономические реалии: «Мы (государства) спасли финансовые институты (а была ли реальная альтернатива?), пусть теперь они в добровольно-принудительном порядке помогут нам в пополнении бюджета, латании дыр и прочей антикризисной суете».

Впрочем, в запланированной липосакции «жирных котов» есть и воспитательный момент. Считается, что если залезть в карман банкам, а потом создать за их же счет специальный страховой фонд, из которого будет оказываться помощь пошатнувшимся учреждениям, то это якобы научит банки отличать «хорошее» от «плохого».

Деталей и масштабов планируемого налогообложения никто не знает, хотя очевидно, что пресс должен быть глобальным, и это вполне отвечает нынешним тенденциям развития финансового сектора. Также не совсем ясно, что же именно подлежит обложению: обязательства, трансакции или что-то еще.

И посреди этого праздника справедливой жадности Россия, потратившая несколько триллионов рублей на спасение своей банковской системы, стоит, скромно потупив глаза. Наши банки, дескать, консервативны, в организации мирового финансового кризиса замечены не были, в погоне за прибылью границ дозволенного не переходили. А карательные меры затруднят доступ к кредитам для физических лиц и организаций, что плохо, так как рост кредитования — залог роста ВВП.

Так и представляешь себе этакий налоговый оазис по соседству с посткризисной Европой, в три погибели согнувшейся под бременем банковского налога. Мировой финансовый центр, Мекка для банкиров и офшор в одном флаконе. Это если официально.

Но, полагаю, реальные причины негативного отношения к банковскому налогу у чиновников все-таки более прозаичны. Национальная специфика банковской системы предопределила и особый характер спасательной операции. Осуществлялась-то она, разумеется, на средства налогоплательщиков, вот только спасательные круги плавали все ближе к крупным и крупнейшим конторам. И все бы ничего, если бы в числе основных владельцев большинства российских «жирных котов» не состояло оно же — государство. Одним словом, подобно Мюнхгаузену, красиво вытащив себя за волосы из болота, заниматься самобичеванием негоже.

Введение налога на банки в нынешних российских условиях ни к чему хорошему не приведет. Гигантов это ничему бы не научило, а все новые издержки легли бы на плечи заемщиков. Странную ситуацию последних месяцев, когда банкам не нужны вкладчики, а заемщикам — кредиты (на текущих условиях), нововведение уж точно не исправило бы. Да и публично делать из финансового сектора мировую обитель зла (что сквозит в выступлениях европейских политиков) в России точно не стоит. Общественное мнение, подогреваемое СМИ, и так очень часто не на стороне банков, и не всегда это справедливо.