«Милые бранятся, только тешатся» — именно такие ассоциации возникли у меня после прочтения информации о дискуссии, возникшей вокруг дальнейшей судьбы экспресс-кредитования. Но самым неожиданным образом эта дискуссия оказалась созвучной теме моей предыдущей колонки о финансовом образовании и в некотором смысле даже стала ее логическим продолжением.

Для тех, кто по каким-то причинам не обратил внимания на упомянутый спор, напомню суть вопроса. В одном из своих недавних выступлений на научно-практической конференции, посвященной проблеме повышения финансовой грамотности населения, заместитель министра финансов РФ предложил юридически запретить экспресс-кредитование, сославшись на то, что оно противоречит самому духу банковской деятельности, априори предусматривающей всестороннюю оценку заемщика.

Естественно, такое выступление не могло остаться незамеченным. И, несмотря на то что оно в большей степени отражало личную точку зрения докладчика, а не официальную позицию министерства, высказывание сразу же породило ответную реакцию со стороны представителей банковского сообщества, причем в ряде случаев достаточно бурную. Так, некоторые банкиры расценили это частное мнение практически как посягательство на гражданские свободы, по крайней мере — на свободу банковской деятельности, что в контексте их ответных высказываний выглядело почти одинаково.

И ладно бы оппонентами стали только сами кредитные учреждения или хотя бы лоббирующие их интересы структуры. Так нет. Ситуация не оставила равнодушными и высокопоставленных чиновников ЦБ, которые хоть и в более дипломатичной форме, но высказались в поддержку идеи моментального кредитования, таким образом подспудно признав целесообразность и, что самое важное, безопасность развития данного направления деятельности. И это несмотря даже на высокие риски, которые присущи экспресс-услугам и за снижение которых всегда так ратовал регулятор.

Позиция ЦБ позволяет предположить, что в современных условиях, когда кредитование еле-еле шевелится ввиду отсутствия покупательского спроса, Центробанк фактически закрывает глаза на всякие «мелочи жизни» типа обманутых заемщиков, демонстрируя рынку собственное отношение к происходящему.

Но не все так грустно. Более того, иногда получается даже смешно. К примеру, один из зампредов ЦБ, которому, судя по всему, не очень понравились минфиновские начинания, нашел прямо-таки «универсальное» решение. Он рекомендовал банкам обратить усиленное внимание на «анализ ситуации у заемщика», тем самым давая понять, в чем корень проблемы.

Дельный, конечно, совет, нечего сказать. Однако не совсем понятно — а как его, собственно говоря, реализовать-то? И что — раньше банки разве не уделяли этому вопросу должного внимания и работали в ущерб собственному благополучию? Нет, конечно. Они делали все от них зависящее, чтобы получше узнать клиента, хоть это не всегда и получалось.

Пламенные речи регулятора вряд ли могут что-либо изменить, какими бы яркими они ни были. Тем более если конструктивный обмен мнениями уводится в сторону общих рассуждений и прописных истин. Другое дело, что и при таком раскладе отеческая забота регулятора о банках должна бы выглядеть чуть скромнее. Ведь на его плечи возлагаются не только надзорные, но еще и просветительские функции.

Однако из идеи представить регулятора борцом за повышение финансовой грамотности населения, на мой взгляд, вряд ли что-то получится, а описанные выше события — лишнее тому подтверждение. Для Центробанка актуальные интересы роста экономики, очевидно, важнее стратегических задач по вразумлению населения. Может быть, тогда не стоит и прикидываться?