Вполне вероятно, в ближайшие годы мы станем свидетелями становления новой мировой валютной системы. К этому располагает экономический кризис, и к этому ведут международные усилия по его преодолению. Хочется верить, что все перемены — к лучшему. В любом случае, новая валютная система будет современной, а значит, более отвечающей запросам нашего мира.

Когда-то давно основой мировой валютной системы было золото (если не вспоминать совсем уж стародавние времена, когда расплачивались беличьими шкурками или особенно красивыми раковинами). Так продолжалось до 1944 года, когда главной мировой валютой стал американский доллар. В то время еще не закончилась Вторая мировая война, и многие развитые государства столкнулись с серьезными финансовыми трудностями. К концу войны оказалось, что единственная мировая валюта, обеспеченная государственным золотым запасом, — это доллар США. И с 1944 года по условиям Бреттон-Вудского соглашения золотом обеспечивается только североамериканская валюта, остальные равняются на нее.

В 1971 году ситуация вновь радикально изменилась: Европа окрепла, объем мировой торговли вырос, и привязка валют к доллару, а доллара к золоту стала мешать экономическому развитию. В 1973 году на Ямайке родилось то, что мы имеем сейчас, — мировая валютная система, основанная на законе спроса и предложения, с более-менее свободно плавающими курсами валют.

Теперь же мы переживаем мощный глобальный кризис, а на самом высоком уровне идут консультации по поводу устройства новой мировой валютной системы. Переговоры такого уровня проходили, например, на антикризисных саммитах «большой двадцатки» в Вашингтоне и Лондоне в ноябре 2008-го и апреле 2009-го соответственно.

Какой будет новая мировая валютная система, предсказать нельзя. Вероятнее всего, рождение ее уже началось и сопровождается муками ведущих политиков и экономистов мира. Однако даже на обывательском уровне можно следить за новостями, ведь любые глобальные перемены в финансовом мире касаются и нашей повседневной жизни.

Интересны, например, предложения РФ к Лондонскому саммиту «большой двадцатки», в которых среди прочего звучит логичный призыв к укреплению «устойчивости мировой финансовой системы путём развития диверсифицированной системы резервных валют и финансовых центров». Если этим займутся на самом деле, а не как всегда — на бумаге, думаю, мировому лидерству доллара США придет конец, а резервных валют будет несколько. Что это будут за валюты, чем они будут обеспечены — не знаю. Результат мучительных размышлений политиков и экономистов непредсказуем. К тому же, даже на саммите G20 в Торонто (июнь 2010 года) не было принято никаких конкретных решений по этому поводу.

Отмечу еще и такой момент — по данным швейцарского банка UBS, четверть руководителей центробанков мира уверены, что старое доброе золото в ближайшее время вновь вернет себе славу главного мирового финансового актива (по крайней мере, так пишут в журнале «Эксперт»). Правда, мнение остальных глав центробанков не сообщается, хотя лично мне было бы очень интересно его узнать: все-таки три четверти — гораздо больше, чем одна. К тому же, возврат к золотому стандарту в каком-либо виде мне представляется сомнительным: золото, конечно, металл ценный, но мировые ценности сейчас — иные. Скорее, напрашивается энергетический стандарт. Либо стандарт потенциальной емкости внутреннего рынка. Либо еще какая-нибудь современная финансовая чертовщина.

Скоро увидим.