«Банковское дело в России стало менее выгодным, чем в Африке». Возможно, в эту цитату вложено слишком много экспрессии, но никто не будет спорить, что с доходами у некоторых российских банков нынче не все благополучно.

Во втором полугодии ЦБ ожидает роста кредитования, а значит, существенного улучшения финансовых показателей банков, выравнивания рентабельности и доходов. Пока же этот прогноз напоминает мантру «Кризис закончился», которую население успешно игнорирует: не торопится потреблять, а продолжает копить и складывать. Статистика подкрепляет это утверждение: объемы вкладов растут докризисными темпами и даже быстрее. И это несмотря на все более смешные ставки по депозитам.

Банки, оказавшись в интересном положении (пассивы растут, а надежных заемщиков не наблюдается), понемногу пытаются отучить вкладчиков от дурной привычки. Одни вводят комиссии за внесение дополнительных взносов, другие — вообще пытаются запретить пополняемые депозиты. Например, под тем предлогом, что через депозитные счета осуществляется отмывание доходов, полученных преступным путем.

Между тем, многие из них в новом году могут вообще лишиться права принимать вклады. На сегодняшний день не один десяток банков присутствует в системе страхования, так сказать, виртуально, лишь благодаря мораторию на исключение.

Кризис способствовал тому, что некоторое количество кредитных организаций перестало выполнять количественные нормативы, необходимые для участия в системе страхования вкладов (капитал, ликвидность, доходность), в течение более двух кварталов подряд. По идее, такие банки должны были бы покинуть систему, но были спасены. Мораторий, принятый в сентябре 2009 года, делит участников системы на благополучных и потенциальных претендентов на вылет.

Примечательно, что за время действия моратория количество убыточных банков продолжало расти. Если в 2009 году речь шла о 25—50 организациях, уповающих на мораторий, то к концу первого квартала 2010 года их стало 75. Летом это число перевалило за сотню, и речь идет уже о 10% всех участников системы. Наверное, эти печальные цифры должны стимулировать продление моратория (и часть банковского сообщества на это надеется). С другой стороны, рост числа «мертвых душ» прекрасно иллюстрирует желание поиграть в кризис с выгодой для себя, которое быстро увлекает новых участников.

Как известно, прибыль — штука условная, ею можно «управлять». Не случайно около половины из 262 убыточных российских банков операционно прибыльны, то есть продолжали наращивать и доначислять резервы. Даже если отбросить те банки, которые демонстрировали убытки «пока можно», пользуясь мораторием, то и в начале 2011 года немало участников системы страхования вкладов, вероятно, не смогут выполнить обязательные нормативы.

Вот здесь-то уместно вспомнить о вкладчике. Даже в случае исключения несправившегося банка из системы клиенту обещают сохранить госгарантию вкладов. При этом легко представить себе репутационные последствия и нездоровый ажиотаж вокруг этого события. Вопреки утверждениям АСВ, многие вкладчики наверняка поспешат забрать свои средства, что явно не поспособствует финансовой стабильности такого банка. Кстати, само по себе исключение из системы не является страховым случаем и не означает немедленного возврата застрахованной суммы с причитающимися процентами.

Вышеописанный гуманизм порождает странную ситуацию, когда в системе страхования вкладов образуются «привидения», существующие лишь до отмены моратория. Если оценивать доходность, то кандидатами на вылет вполне могут оказаться некоторые банки из первой «двадцатки». Открытого перечня банков «на птичьих правах» АСВ, разумеется, не публикует. Однако с позиции рядового вкладчика доверять свои средства такому «мерцающему» участнику системы мне лично не хотелось бы.

По сути, мораторий одной рукой прикрывает банки от кризисных невзгод, а другой — расшатывает не слишком прочное здание системы страхования вкладов. Робкому доверию населения к банковской системе, подкрепленному АСВ, предстоящее исключение «мертвых душ» может нанести весьма чувствительный удар. И не важно, как скоро это случится.