На прошлой неделе закончились продолжавшиеся полтора года тяжбы Поволжского Немецкого Банка в многочисленных судебных инстанциях, в результате которых попытки банка восстановить свою лицензию провалились полностью и окончательно. Занимательные приключения Межпромбанка, между тем, продолжаются: если несколько недель назад журналисты пытались угадать день отзыва его лицензии, то теперь репортерскими стараниями выискиваются все новые и новые кредиторы, которым не отдают денег.

Что общего между двумя этими историями? И в том, и в другом случае уже долгое время банки не могли (не могут) в полном объеме исполнять обязательства перед контрагентами и клиентами. В одном случае банк попытался поиграть в математическую смекалку и доказать, что для отзыва лицензии нет оснований, так как достаточность активов должна была определяться на последнюю отчетную дату перед отзывом лицензии — 1 мая 2009 года, в то время как ЦБ определял ее на дату отзыва. Звучит непонятно, но интригующе.

В другом случае крупный банк, которому не стоило рассчитывать на санацию из-за «корпоративной» ориентированности, судя по всему, старательно использует все свои лоббистские возможности, чтобы не пойти ко дну де-юре. Один банк — совсем небольшой, другой — из числа крупных и известных на рынке. Однако в обоих «кейсах», один из которых, правда, на днях завершился не в пользу банка, между возникновением реальных проблем с расчетами и карательными мерами прошло (проходит) слишком много времени. Слишком много для кредиторов последних очередей, то есть клиентов-юрлиц. Шансы на возвращение средств у них становятся все призрачнее с каждым днем.

Компании — клиенты пострадавших по тем или иным причинам банков — самая несчастливая группа клиентов кредитных организаций. Повезло им в одном: Агентство по страхованию вкладов умеет профессионально выбивать из горе-собственников падших банков деньги на погашение долгов. Представители АСВ не раз рассказывали мне истории с хеппи-эндом, когда усилиями сотрудников удавалось удовлетворить притязания почти всех клиентов третьей очереди. История знавала случаи, когда бывшие акционеры расплачивались с кредиторами из собственных денежек. Но шансы на успех напрямую завязаны со сроками: чем раньше АСВ получает полномочия, тем больше вероятность пусть и частичной, но победы.

Если выплаты «физикам» производятся из фонда страхования вкладов, то «юрики» могут рассчитывать лишь на закрома самого банка-банкрота. Месяцы судебных тяжб или закулисных уговоров играют против компаний, которые не в добрый час разместили средства в проблемном банке. И это в то время, как законодательство четко определяет причины для отзыва лицензии (неисполнение обязательств в течение 14 дней после их наступления, нехватка совокупных активов банка для погашения этих обязательств) и сроки, которые исчисляются не годами и месяцами, а вовсе даже неделями.

Вывод для клиентов-юрлиц неутешителен: последние случаи показывают, что даже четко установленные законодательством нормы вполне можно обойти, имея высокопоставленных друзей и настырных юристов. Так третья очередь постепенно становится «сто третьей». И бороться с этой ситуацией не получается ни по юридическим законам, ни по человеческим.