Любому здравомыслящему человеку ясно, что долгосрочный банковский кредит — это немалый риск. Тем не менее, одни уверены, что постоянная жизнь в кредит — единственно правильная модель поведения. Другие упорно живут по средствам и избегают долговой ямы. На всех остальных можно влиять размерами процентных ставок, ценами и экономической конъюнктурой.

Не секрет, опять же, что ипотечное кредитование во многих странах вытаскивают на арену политической борьбы, зарабатывая симпатии или рейтинги. Очередной виток государственной заботы об ипотеке переживает и нынешняя Россия. Заботы, которая вылилась в правительственную стратегию развития ипотеки до 2030 года.

Неосторожный оптимизм, «розовые» процентные ставки и наивные, но правильные слова не покритиковал только ленивый. Мне же хотелось бы отвлечься от цифр и обратить внимание на такую малость, как имидж отечественной ипотеки, который сильно зависит от соответствия между словами и делами.

Если верить стратегии, типичными параметрами «правильной» ипотеки должны стать фиксированная процентная ставка на уровне индекса потребительских цен плюс 2—3%. Здесь же говорится о снижении первоначального взноса и о росте финансовой грамотности населения. Волшебное слово «стабильность», без которого с долгосрочным кредитованием становится сложно, встречается в тексте документа один раз.

Участие банков в «социальной» ипотеке, как обычно, не обходится без государственных ресурсов. В выдаче кредитов «по стандартам АИЖК» участвуют деньги пенсионеров, Фонда национального благосостояния и прочая государственная поддержка. Почему бы нет? Для благого дела обеспечения граждан жильем по цивилизованной схеме ничего не жалко.

Про плавающую кредитную ставку, которая полюбилась банкам в послекризисный период, тоже сказано немало. Хочется банку застраховать свои риски от изменения конъюнктуры за счет заемщика — это его кошачье дело, которое, как известно, есть бизнес. Если же ставка начинает плавать в «социальной» ипотеке, которую накачивают средствами налогоплательщиков, представления об ипотечном кредите как игре в рулетку с государством только укрепляются в сознании массового заемщика.

Программа «Переменная ставка» АИЖК предлагает заемщику угадать значение ставки рефинансирования ЦБ в долгосрочной перспективе. Если клиент проявит должную прозорливость, то сможет сэкономить. Если нет, то его потери составят всего лишь в максимальные 20%, которые не смогут отобрать у него больше 35% совокупного дохода. Чем не рулетка? Банк в роли крупье, а заемщик — в шкуре азартного игрока, пытающегося предугадать движение шарика.

И все бы ничего, если бы игра в «социальную» ипотеку не велась на средства все того же заемщика. Первые 150 млрд рублей, предусмотренные на программу по восстановлению рынка ипотеки, у Внешэкономбанка уже закончились. Наверняка найдутся еще, но пока ипотека кажется уж очень азартной затеей, надеяться на ее быстрое развитие, по меньшей мере, наивно.

«Социальные» процентные ставки и низкий старт — это важно, но еще важнее имидж ипотечного кредитования, отношение к нему со стороны общества и отдельных заемщиков.