Типичными российскими «малыми банками» сегодня я считаю в основном региональные финансовые организации с активами в пределах примерно от 0,5 до 5 млрд рублей.

Острейшая проблема таких банков — поиск источника денег для увеличения капитала. Средства необходимы не только для выполнения возрастающих требований Центрального банка РФ, но и для элементарного развития бизнеса. Ведь сегодня банки уже не приносят доходности, даже близко напоминающей ту, что была в начале 90-х годов прошлого века. А бизнесменов, желающих вкладывать в них свои «живые» деньги, немного. Центральный банк при этом все тщательнее следит за различными популярными схемами внесения в уставной капитал банковских же средств, прошедших предварительно по специально выстроенной цепочке фирм. Держать собственный банк для региональной (пусть даже достаточно крупной) компании становится весьма накладно, а приносимые выгоды от ВИП-обслуживания далеко не всегда покрывают денежные и управленческие затраты.

Привлечение вкладов — тоже проблема. У малого банка нет «громкого» имени. И денег на массовую рекламу — тоже. Даже ставки предложить ощутимо выгоднее, чем у крупных банков, сейчас уже не получается из-за ограничений, накладываемых Центробанком. Затруднен также доступ к длинным и дешевым ресурсам, которые в основном доступны госбанкам и частным «монстрам».

Что же происходит, если деньги все-таки найдены? Большая доля выдаваемых «малышами» кредитов обычно приходится на владельцев банка — напрямую или с помощью различных «хитрых» схем. Это ставит банк в серьезную зависимость от возникновения финансовых проблем у акционеров. А сейчас предприятий без таких проблем очень немного.

Малые банки практически не могут кредитовать крупные предприятия с устойчивым финположением — из-за более низких ставок, предлагаемых госбанками и филиалами банков топ-30, а также из-за недостаточности капитала для выдачи интересных таким клиентам сумм.

Большая проблема — привлечение межбанковских кредитов для оперативного управления ликвидностью. Банки топ-30 практически не открывают лимиты беззалогового кредитования на малые банки. Остается работать только с такими же «собратьями по размеру», что выходит гораздо дороже, да и объемы такого рынка часто бывают недостаточны. Оформление же ломбардных кредитов в ЦБ часто наталкивается на отсутствие значимых объемов ценных бумаг в портфеле банка.

Из проблемы с привлечением межбанковских кредитов вытекает необходимость выбирать из двух зол: или поддерживать избыточное количество высоколиквидных активов (что снижает прибыльность работы банка), или работать с повышенным риском возникновения «разрыва» ликвидности.

Помимо чисто финансовых трудностей, малым банкам сложно выживать также с политической и организационной точек зрения. Так, местный административный ресурс обычно бывает только у одного банка, который быстро вырастает из «малых». Остальным этот надежный «путь наверх» закрыт.

Иногда местные чиновники берут пример с московских товарищей и начинают давать свои рекомендации по расширению кредитования, поддержке значимых местных предприятий и т. п. А ведь банки намного лучше разбираются в том, какие клиенты более жизнеспособны, и сами рады с ними работать. Поддерживать же градообразующие или социально значимые предприятия малым банкам просто не по силам.

Большой проблемой остается одинаковый набор законодательных требований со стороны регулятора к банкам в районе пятисотых мест в рейтинге по активам и к банкам из топ-10. В результате небольшие организации вынуждены держать в штате довольно много людей, занимающихся «непроизводительным» трудом — финмониторингом, расчетом нормативов, подготовкой отчетности и т. п.

Неприятности доставляют и местные теруправления Центробанка. Не имея ресурса реально влиять на процессы филиалов московских банков (которые все подобные проблемы решают централизованно в Москве), теруправления всю свою кипучую активность часто сосредотачивают на местных «малышах». Тем от такого внимания, понятное дело, жить легче не становится.

Филиалы крупных банков часто предлагают более высокие зарплаты и более быстрый карьерный рост, чем местные организации. И если найти хорошего топ-менеджера еще можно (многим нравится большая свобода в принятии решений и прямой выход на владельцев банка), то со средним звеном и особенно младшим — гораздо сложнее. Предложить высокую зарплату рядовому сотруднику малый банк не в состоянии, а карьерный рост сотрудников ограничен.

В общем, куда ни кинь — всюду плохо. Тем не менее для малых российских банков пока еще остаются возможности выжить даже в столь неблагоприятных внешних условиях. Для этого им надо ясно видеть проблемные стороны бизнеса «банковских монстров» и умело их использовать в повседневной работе. Об этом — в следующей колонке.