Активность банков в деле привлечения новой рабочей силы в последние месяцы — далеко не новость для инсайдеров. Едва оправившиеся от кризисного испуга кредитные организации запасаются людьми впрок — ведь рынок, собственно, еще далек от бурного роста, чего не скажешь о банковских штатах и зарплатах. Но на общем фоне бурления в околобанковских кругах выделяется весьма своеобразный процесс, касающийся небольшой, но важной сферы финансового бизнеса — инвестбанковских услуг.

На этот довольно узкий (в смысле количества сотрудников) рынок вышли два государственных монстра — Сбербанк и ВТБ, решившие за любые деньги собрать у себя звeздные команды. Понятное дело, что выращивать звeзд в своих коллективах долго и сложно, намного проще «пропылесосить» рынок, предложив убийственные зарплаты — и не только на топ-позиции, но и на средние и низшие должности.

Я вполглаза слежу за этим процессом где-то с лета, когда в неофициальных разговорах сотрудники разных банков начали массово говорить о появившихся вакансиях Сбербанка. Доходило до забавного: спрашиваешь у аналитика — мол, чем занимаешься? Да вот, говорит, жду предложение от «Сбера». А что сам на них не выйдешь? А зачем, все равно рано или поздно позвонят.

В последние недели процесс массового найма персонала вырвался за пределы тусовки. Один известный аналитик в своем блоге открыто обозначил финансовые параметры предложений госбанка, которые, как выяснилось, в полтора-два раза превышают среднерыночные. Так, сотрудник, занимающийся поддержкой клиентов интернет-трейдинга, по словам блогера, может рассчитывать на 150 тыс. рублей в месяц. А замначальника управления корпфинансов, участвующий в организации размещений акций клиентов, получит до 500 тыс. рублей в месяц только в виде оклада. При этом не стоит забывать о бонусах (которые всю жизнь назывались премиями), составляющих до 100% оклада, а то и выше.

Развивающий свой инвестбанковский бизнес ВТБ не отстает от «конкурента» в стремлении заполучить лучших сотрудников — от нижнего звена до самых «топов».

Пока монстры дерутся между собой и выдергивают из обычных коммерческих банков лучших профессионалов, а то и целые команды, банки-доноры вынуждены закрывать возникшие дыры на важных позициях теми, кого не позвали. Если своих кадров не хватает, приходится подключать хедхантеров и соблазнять оставшийся персонал конкурентов высокими зарплатами и хорошими условиями труда.

Сами работники это также почувствовали и из состояния «лишь бы не уволили по сокращению» резко перешли к состоянию «а кто предложит больше за такого уникального сотрудника, как я, любимый». Об этом говорит возросшее с конца лета (по данным издания «Финанс.») количество резюме на соответствующих сайтах.

Казалось бы, все хорошо. Действительно, что плохого в том, что работники получат в конечном итоге более высокую оценку своего труда, банки вынужденно оптимизируют процессы, а государство соберет больше налогов с возросших зарплат. Однако, вспомним, что стало поводом для всей этой движухи: на чисто «коммерческий» рынок (инвестбанковских специалистов) вышли государственные банки с бездонными кошельками и весьма своеобразными представлениями о конкуренции.

Я могу понять, зачем нужен Сбербанк на рынке частных вкладов (хотя и с трудом), но я совершенно не понимаю, что делать государственной структуре на рынке организации IPO, поиска финансирования для новых проектов, интернет-брокерских услуг или управления капиталом. Более того, я совершенно не понимаю, в чем смысл топтания на этих относительно небольших площадках сразу двух государственных слонов, мешающих друг другу и фактически разрушающих рынок. Ну получим мы в итоге тандем с вертикалью еще и здесь — и что? Кому от этого станет лучше?

Самое смешное, что обвинять в ухудшении климата в инвестбанкинге «Сбер» с ВТБ никак нельзя. Они действуют предельно рационально, занимая весь доступный им объем рынка. И я уверен, что люди, развивающие бизнес в этих банках, работают не только ради зарплаты: им интересно сделать нечто большое и мощное. Но увлеченность решением поставленных задач не позволяет им посмотреть чуть дальше — к чему приведут их безусловно блестящие действия по захвату рынка. Им сложно (да и не хочется) понять, что чем эффективнее они будут работать, тем меньше останется этого самого рынка.

Вряд ли стоит рассчитывать на то, что госбанки введут какие-то особо высокие стандарты обслуживания и предложат инновационные решения, которые заставят ахнуть от изумления инвестбанковский мир. Хорошие специалисты, соблазнившиеся сейчас на высокие зарплаты и гигантские масштабы задач, очень быстро превратятся в чиновников, обслуживающих госпредприятия и «нагибающих» иностранцев «в интересах Родины». И закончится все это очередными «Росинвесттехнологиями», мигалками и финансированием потенциально прибыльного бизнеса из бюджета. Как обычно.