18 марта 2009 года после анонсирования на заседании Комитета по открытым рынкам Федеральной резервной системы США (ФРС) политики количественного ослабления (quantitative easing или QE — эвфемизм для монетизации долга посредством эмиссии) финансовые издания по всему миру пестрели апокалиптическими заголовками вроде «Доллар умер, доверия к ФРС не осталось». Однако скупка гособлигаций США и ипотечных бумаг (MBS — mortgage based securities) на 1,15 трлн долларов не привела к ожидавшемуся некоторыми армагеддону, доллар то рос (вспомним эпопею с евро весной текущего года), то падал, но не перестал быть долларом, а ФРС — по-прежнему остается главным коллективным рулевым международной финансовой системы.

По оценкам Morgan Stanley, первое QE или QE1 привело к снижению доходностей долгосрочных гособлигаций на 50 базисных пунктов , хотя точно оценить эффект в отрыве от других факторов сложно. Снижение доходностей госбумаг, а вместе с ними и корпоративных облигаций, поспособствовало перетоку излишней ликвидности на рынки рискованных активов (акции, сырьевые товары, драгоценные металлы), а также некоторому усилению инфляционных ожиданий.

Несмотря на поддержку рынков, экономический эффект QE1 был еще более слабым. Дополнительная ликвидность не пошла в реальную экономику, финансовые институты продолжили сокращать кредитование. Население и бизнес не предъявляют спрос на новые кредиты, а банки, в свою очередь, не находят надежных заемщиков. Поэтому возродить кредитную активность частного сектора не может даже сверхмягкая монетарная политика ФРС. А без возрождения кредитования говорить о сколь-нибудь устойчивом росте экономики не приходится.

Каким же будет эффект от нового раунда количественного ослабления (которое уже назвали QE2), анонсированного ФРС 3 ноября? Конца света, смерти доллара и прочих ужасов и в этот раз ждать не стоит — рановато. Объявленный объем выкупа гособлигаций (600 млрд долларов в период до середины 2011 года) и стартовавшая ранее программа реинвестирования средств, полученных от погашения ипотечных бумаг, находящихся на балансе ФРС, дают вместе около 110 млрд долларов со стороны ФРС в месяц. Приличная сумма, но приблизительно на такой объем поддержки и рассчитывали участники рынка. Посему эффект от QE2 уже «в цене» различных бумаг, хотя некоторый инерционный рост рискованных активов возможен.

Возможен и новый переток «горячих денег» на развивающиеся рынки, что может привести к еще большему надуванию существующих там пузырей. Это также касается золота и других драгоценных металлов, которые рассматриваются инвесторами в качестве защитного актива в условиях падающего доверия к доллару и другим мировым валютам. Золото уже показало свежие максимумы после решения ФРС по ставке и, вероятно, в среднесрочной перспективе продолжит свой рост, хотя на этом пути возможны серьезные коррекции.

Ceteris paribus печатание свежих долларов в рамках QE2 должно привести к ослаблению доллара к другим мировым валютам. Однако у основной альтернативы доллару — евро — могут возникнуть собственные проблемы. На данный момент инвесторы избавляются от доллара в пользу евро, думая, что «покупают немецкую марку», а не «песету» или «драхму». Но ситуация может быстро измениться: долговой кризис в еврозоне далек от разрешения, его новое обострение может наступить в любую минуту.

Но рост сырьевых валют, и рубля в том числе, возможен. Хотя не стоит надеяться на устойчивый рост цены нефти — любое движение «черного золота» выше 90 долларов за баррель марки WTI будет бить по американскому потребителю, и без того пребывающему в нерадостном настроении.

Стоит ли ждать от QE2 стимулирующего эффекта для американской экономики? Вряд ли. Шансы на то, что банковское кредитование восстановится, невелики — недавние скандалы, связанные с нарушениями в процессе изъятия банками заложенного под ипотечный кредит имущества (foreclosure), приведут к еще большему ужесточению стандартов оценки кредитоспособности заемщиков. Кроме того, в конце ноября в США истекает срок продленных во время кризиса пособий по безработице (максимум до 99 недель), что в перспективе снизит потребительский спрос домохозяйств.

Выигравшие ноябрьские выборы республиканцы будут последовательно сворачивать меры фискального стимулирования экономики. На этом фоне QE2 — абсолютно логичное решение, означающее смягчение монетарной политики на фоне ужесточающейся фискальной. Но не стоит забывать, что это лишь паллиатив, не позволяющий упасть рынкам, но не дающий никаких предпосылок для устойчивого роста экономики.