Случай этот произошел со мной, поэтому можете не сомневаться: удивительные подробности дела вы получаете непосредственно из первых рук.

Итак, около года назад я решил расстаться с банком, в котором держал счета несколько лет. Ребята фантастически обнаглели во время кризиса, меняя тарифы в одностороннем порядке едва ли не каждый месяц — понятно, в какую сторону. Да и вообще, «все со временем портится» (с) — пустые ранее отделения заполнились народом; операционистки, которые раньше помнили меня в лицо, стали меняться чаще, чем диджеи на немодном радио; ограниченность возможностей по удаленным операциям начала надоедать… В общем, пора было подумать об измене.

Реализация планов по смене банка немного затянулась — я, к счастью, живу не в Москве, поэтому пришлось дождаться очередной поездки в столицу. Но, так или иначе, в марте нынешнего года акт разрыва отношений с банком был зафиксирован.

Сама процедура прошла удивительно просто и спокойно. Все остатки денег были переведены на один из счетов и тут же выданы в кассе, заявление на закрытие было подписано и принято, никто даже не задавал дежурных вопросов о том, с чем связано мое желание. Видимо, я там был далеко не первый такой. Закончив все дела буквально минут за десять, я несколько растерянно спросил: «Это все? Больше точно ничего не надо делать?» На что получил заверения в том, что все, процедура полностью завершена. Сомнения, конечно, остались, но девушки были столь убедительны, что я посчитал возможным им поверить.

Блаженное неведение продолжалось аж до октября. В начале месяца один из моих клиентов по ошибке перевел гонорар за статью на старый — закрытый — счет вместо нового, давно открытого в другом банке. Беспокойство по этому поводу никто не испытывал — ошибка вскрылась быстро, мы просто стали ждать, когда деньги вернутся обратно, чтобы направить их по правильному адресу. Однако прошло две недели, а деньги так и не появились.

Пришлось позвонить по уже практически забытому телефону. Милая девушка с незапоминающимся именем, выслушав мой вопрос «Как у вас поступают с деньгами, пришедшими на закрытый счет?», предложила мне «авторизоваться», ответив на несколько «секретных» вопросов, чтобы более предметно разобраться в ситуации.

В этот момент я должен был напрячься: с какой радости в базе у банка остались мои персональные данные, если счета закрыты и никаких отношений с банком у меня больше нет? Но эта мысль сразу в голову не пришла, и, пройдя процедуру опознания, я услышал страшное. Девушка удивленно и несколько обиженно сказала, что с моими счетами и карточками все в порядке, они работают и на текущем счете даже есть деньги. Правильно — именно та сумма, которую мне прислал клиент.

Изрядно удивившись, я покопался в памяти и добыл из нее логин-пароль для входа в электронный банк. И таки да — убедился, что девушка не обманула. Карточки (давно уничтоженные) обслуживаются, на счете лежат деньги, на которые даже уже успели накапать проценты — аж две копейки.

Через некоторое время, отойдя от удивления, позвонил в банк еще раз, попав на другую девушку, на этот раз с запоминающимся именем Юлия. Мы обсудили странную ситуацию, после чего она позвонила в отделение, чтобы узнать, есть ли там мое заявление на закрытие счета. И — о чудо! — заявление там нашли. Как сообщила Юлия, на ее законный вопрос WTF?! тамошние сотрудники «ничего вразумительного сказать не смогли» (это цитата).

Порадовавшись за сотрудников, я попросил Юлию предложить мне дальнейшие шаги по исправлению проблемы. Все оказалось достаточно просто: надо лишь снова «обнулить счет», после чего его уж точно закроют. Попутно выяснилось, что сделать это по телефону не так-то просто: потратить деньги, дав распоряжение голосом, можно только на оплату мобильника или коммунальных услуг. Все остальное — лично или через Интернет. Пришлось порадовать родственников и знакомых внезапным пополнением их сотового счета. «Все, — сказала Юля, с которой за полчаса разговоров мы уже почти подружились, — завтра в первой половине дня ваш счет будет закрыт». «Ура», — мрачно ответил я, понимая, что некоторая вероятность такого исхода есть, но не очень большая.

Как в воду глядел. И завтра, и послезавтра, и после праздников я спокойно заходил в электронный банк и наслаждался видом своих обнуленных счетов. В конце концов мне это надоело, после чего последовал новый звонок в банк. Уже третья жизнерадостная девушка не смогла найти Юлю, но выслушав очередное исполнение арии «Избавьте уже меня от вас наконец», вызвалась помочь.

Через несколько минут ожидания на линии я с чувством глубокого удовлетворения выслушал новый вариант своей истории. Оказывается, я сам во всем виноват (кто бы сомневался!). Во-первых, мое мартовское заявление на закрытие счета в отделении внезапно не нашли. Во-вторых, я — гад такой — проводил операции по этому счету уже после того, как написал заявление (то есть вот буквально на днях — обнулял счет). Противоречие между двумя этими пунктами девушку совершенно не смутило. Похоже, она хорошо разбирается в физике: концепцию кота Шредингера, который одновременно и жив, и мертв, переложить на банковские услуги может не каждый. В общем, товарищ, приходите к нам в гости снова и пишите бумагу, которую вы не писали, еще раз.

Мои жалкие попытки сослаться на слова Юлии были встречены прохладно: мол, я тут никакой Юли не знаю, кто там и что вам раньше говорил — не в курсе. И не поспоришь ведь.

Короче, передо мной замаячила невеселая перспектива оставаться клиентом этого замечательного банка еще долго, так как в Москву я пока не собираюсь. Более того, срок действия карточек подходит к концу в декабре, и я почему-то совершенно уверен, что любезные банкиры их бы «автоматически» перевыпустили, потребовав за это соответствующую сумму. Да и очередной платеж по тарифному плану маячил совершенно определенно. Деньги в обоих случаях небольшие, но отдавать их за просто так этим жлобам как-то уж очень не хотелось.

Ладно, пора признаться. История закончилась для меня благополучно: счета вчера были закрыты, извинения принесены и приняты. Правда, логин в электронный банк до сих пор действует, да и персональные данные, подозреваю, из базы не удалили (надо, кстати, будет проверить через пару недель ради смеха). Но ни счетов, ни карточек не видно.

Как мне это удалось? Типичным российским способом — по знакомству. Так получилось, что я знаю в этом банке кое-кого, кто может если не приказать исполнителям сделать все быстро и без вопросов, то по крайней мере попросить об этом того, кто может приказать. Десять лет работы в финансовой журналистике помогают решать такие проблемы. Можно было бы, наверное, позвонить правильному человеку сразу, но хотелось понять, что ждет в такой ситуации «простого клиента», не имеющего доступа в банк «с черного хода». Выяснилось, что ничего хорошего его не ждет. В общей сложности переговоры с операторами колл-центра заняли почти час (слава Skype — мне это обошлось всего в 100 рублей), но проблема «прямым» способом так и не была решена. Пришлось действовать в обход.

Кстати, после счастливого завершения процесса остались кое-какие вопросы. Например, кто и почему врал — Юля, говоря, что счет будет легко закрыт после обнуления, или девушка, требовавшая для этого визита в банк? А если была права девушка (что больше похоже на правду), то как работникам банка удалось ликвидировать мои счета в обход этого правила? Они что, написали новое заявление от моего имени? Каким числом были закрыты счета — мартом (как положено) или ноябрем? Если мартом, то как, интересно, будут отражены операции, которые проводились в ноябре? Вопросов много, но задавать их банкирам я не буду — ответы очевидны.

Очевидно и то, что такая история могла произойти в любом банке: головотяпство сотрудников есть везде, бюрократизированные процедуры — это наше все, а уж решение проблем в обход этих процедур «по знакомству» было и будет всегда. Поэтому я настоятельно рекомендую не только доводить процедуру закрытия счетов до конца, но и проверять, не живут ли они в состоянии зомби — уже после того, как вы с ними попрощались.