Минувшим летом мои престарелые родственники решили-таки получить в Сбербанке компенсацию дореформенных вкладов. Тетушка отдала мне шкатулку с кучей старых бумаг и документов, среди которых были даже акции безвременно почивших ваучерных фондов, а также аккуратно хранимые сберкнижки с гордой надписью «Государственные трудовые сберегательные кассы СССР». Одна из сберкнижек была на уже умершую двоюродную бабушку с оформленным наследованием.

На излете строительства социализма отложенная сумма позволила бы безбедно прожить обычной семье лет пять. Так называемой компенсации, по моим расчетам, должно было хватить на чудо современной электроники — большой ЖК-телевизор.

Взял машину и поехал с тетушкой по отделениям вечно молодого 169-летнего Сбербанка. В трех из них обстановка напомнила мне времена далекой юности — теснота, страшная духота, разве что вместо деревянных счет и исторических арифмометров стояли компьютеры. Да сотрудницы за стойками сильно помолодели и похорошели, а работать стали в более быстром темпе. Вопреки им стараниям, очереди не иссякали, тетушке за семьдесят выстоять их вряд ли бы удалось.

А вот четвертое отделение приятно удивило — сделан отличный ремонт, работают мощные кондиционеры, красивая мебель, удобные кресла для посетителей и новый «фирменный» стиль в цветах зрелой листвы.

Очередь, правда, тоже большая, но уже через полчаса подошли мы к столу девушки, которая оформила все бумаги и посоветовала перевести остальные три вклада из других филиалов, что нас весьма обрадовало. Девушка сказала, что за деньгами можно зайти через месяц, когда документы будут готовы. А компенсацию по вкладу этого филиала можно получить уже через две недели.

Меня, конечно, удивило, что даже имея на руках все нужные бумаги, выдать сразу компенсацию банк не может. Наверное, современные компьютерные технологии оказались бессильны перед лицом волшебной бюрократической магии советской сберкнижки.

Чтобы не утомлять читателей долгим рассказом, скажу лишь, что за три месяца удалось получить компенсацию по трем вкладам. Четвертому не повезло — при вводе в компьютерную базу кто-то неправильно набрал букву в отчестве умершей владелицы вклада, поэтому пришлось принести в отделение еще и похоронное свидетельство, которое сотрудница тщательно скопировала. Еще бы — вдруг старушка встанет из могилы и повторно придет за компенсацией! Пришлось еще и написать заявление с просьбой поднять подлинник документа из архива для проверки.

К сожалению, получение даже сравнительно небольших по сегодняшнему времени сумм иногда превращается в отделениях Сбербанка в настоящую проблему. Особенно серьезную, если получатели уже не молоды. Про то, что суммы компенсаций не сравнимы по покупательной способности с «дореформенными» вкладами, не стоит и говорить. Однако этот вопрос — уже не к Сбербанку.

Я часто слышу, что участвуя в госпрограмме компенсаций вкладов, Сбербанк никакого дохода не получает, а выполняет только тяжкую социальную функцию себе в убыток. Возможно, это и так.

Но только на 2010—2012 годы в бюджете России запланировано 270 млрд рублей на эту самую компенсацию. В том числе на текущий год — 85 млрд. И все они пройдут через Сбербанк. Если это не бесплатные денежные потоки и «дармовые» пассивы — то что же?

Понятно, что на работу с пыльными старыми документами тратятся время сотрудников и, следовательно, часть их зарплаты. Вот только я очень сомневаюсь, что эти затраты можно сколько-нибудь точно вычленить в общей массе ежедневной работы. Думаю, даже сам банк с трудом приведет примерные цифры, а уж проверить расчеты и вовсе будет невозможно.

Впрочем, и масштабы своих доходов от нахождения этих денег на счетах в течение многих лет, думаю, Сбербанк не разгласит. Особенно если учесть, что ряд сумм остается невостребованным. Ведь далеко не каждый престарелый вкладчик спешит получить свою компенсацию. А про более молодых не стоит и говорить, особенно если суммы небольшие.

Получается, что все те действительно полезные нововведения, которые появляются сейчас в Сбербанке с подачи его главы Германа Грефа, касаются лишь современных услуг, а сберкнижки с пожелтевшими от минувших лет страницами так и застыли во временах СССР?