Кризис два года назад вынудил Банк России значительно «ослабить гайки»: регулятор закрыл глаза на нарушение банками обязательных нормативов и прочих условий, смягчил требования к уровню резервов. Впервые такие послабления были применены осенью 2008 года «явочным порядком» (без изменений законодательства) по отношению к Связь-Банку и «Глобэксу», приобретенным ВЭБом, и «КИТ-Финансу», купленному компаниями РЖД и «АЛРОСа».

Хотя разорившиеся банки и нарушали обязательные нормативы, однако к ним не были применены санкции, предусматриваемые федеральными законами «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» и «О банках и банковской деятельности» — лишение права принимать вклады населения и отзыв лицензии соответственно. Затем появилось и формальное основание для нарушения нормативов и ограничений санируемыми банками — «Антикризисный закон» № 175-ФЗ от 27 октября 2008 года «О дополнительных мерах по укреплению финансовой стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года». Как видно из названия этого закона, срок его действия истекает в конце следующего года, однако многие санируемые банки остаются по-прежнему в тяжелом положении, и то, что они «исправятся» к концу следующего года, маловероятно.

В декабре 2008 года были внесены поправки в закон «О страховании вкладов», которые снизили уровень требований к участникам ССВ. Однако мина, заложенная этим законом под банковскую систему, осталась необезвреженной: «плохие» долги неминуемо вызывали рост резервов, а те, в свою очередь, убытки. По закону «О страховании вкладов» банк, несущий убытки два квартала подряд, должен быть исключен из ССВ. Эта мина должна была взорваться 1 октября 2009 года — многие десятки банков, которые получили убытки за II и III кварталы прошлого года, могли лишиться права работать с вкладами населения. Часовой механизм был остановлен за 3 дня до катастрофы. 27 сентября президент РФ ввел мораторий на отдельные положения закона «О страховании вкладов», в частности на положение, предусматривающее исключение из ССВ банков, получивших убытки два квартала подряд.

Срок действия моратория истекает 1 января 2011 года. Однако не менее 90 банков — членов ССВ получали чистые убытки согласно форме 102 (отчет о прибылях и убытках) два последних квартала (II и III кварталы 2010 года), 67 — три квартала, 37 — четыре и т. д. Приводимые данные могут быть занижены из-за того, что некоторые банки — члены ССВ не публикуют форму 102 на сайте ЦБ. Очевидно, что многие десятки банков — членов ССВ будут получать убытки не менее двух кварталов подряд и после завершения действия данного моратория.

Возобновившаяся угроза потребовала продления моратория на исключение банков из ССВ. Госдума приняла законопроект о продлении моратория еще на полгода (до 1 июля 2011 года). Однако вероятность того, что многие стабильно убыточные банки успеют исправиться за этот срок, невелика.

Девять банков — членов ССВ получают убытки уже семь последних кварталов подряд — начиная с I квартала 2009 года по III квартал 2010-го. Из них 4 банка — санируемые («Союз», «Российский Капитал», Банк24.ру и «Потенциал»). Недавно «Российский Капитал» вновь прославился — из-за вывода 5 млрд рублей из этого банка 2 ноября 2010 года были проведены «маски-шоу» в Национальном Резервном Банке известного борца с коррупцией Александра Лебедева. АСВ санирует банк «Союз», «Потенциал» из Самары и Банк24.ру.

Также в эту группу попали такие проблемные банки, как АМТ Банк (бывший БТА Банк), которому ЦБ в октябре 2009 года был вынужден пролонгировать беззалоговый кредит в размере 12,427 млрд рублей. Большая часть этого кредита так и не была возвращена, однако (о чудо реструктуризации!) в октябре 2010 года пролонгированный кредит в размере 8,577 млрд рублей был превращен в обычный кредит. Если бы не доброта регулятора и не щедрость налогоплательщиков, АМТ Банк, принадлежащий казахам, неизбежно отравился бы на санацию.

Другой банк, входящий в эту группу, — Собинбанк — в октябре 2008 года был приобретен Газэнергопромбанком (на тот момент «дочка» Газпромбанка). 100% акций Собинбанка были поставлены на баланс Газэнергопромбанка по цене 5 тыс. рублей. Таким образом, Собинбанк был спасен от неминуемой санации.

Также в числе этих банков оказались малые банки «Паритет», «Информпрогресс» и Объединенный Национальный Банк. У последнего, несмотря на его членство в ССВ, отсутствует лицензия на привлечение вкладов.

У 20 банков убытки были зафиксированы не менее шести кварталов подряд — со II квартала 2009 года по III квартал 2010-го. Наиболее известный из них — Бинбанк, сам занимающийся санированием Башинвестбанка. Отметились в этом списке банки Матвея Урина «Монетный дом» и Донбанк. Также в этом списке и Ярсоцбанк, который был в октябре 2008 года приобретен Промсвязьбанком, а затем (в октябре 2010-го) и присоединен к нему. Сам Промсвязьбанк относится к группе из 30 банков, получающих убытки не менее пяти последних кварталов.

В числе банков, получивших убытки два последних квартала подряд согласно форме 102, находятся МДМ Банк и «Траст» — банки из топ-30 по активам.

На самом деле ситуация может быть еще хуже — количество убыточных банков, скорее всего, существенно занижено из-за того, что многие банки реструктурировали «плохие» долги или вовсе убрали их с баланса в ЗПИФы и иные структуры. Насколько сильно отличается действительная ситуация в банковском секторе от нарисованной в отчетности, наглядно демонстрирует пример Международного Промышленного Банка сенатора (до сих пор!) Сергея Пугачева. Вполне приличный с виду банк из топ-30 по активам развалился чуть не в одночасье, оказавшись на поверку грудой гнилых активов.