Основная тенденция в банковском секторе страны в заканчивающемся году — экспансия госбанков. Это прямое следствие колоссальных вливаний госпомощи в банки, принадлежащие государству. Кризис закончился, госпомощь осталась. Эти сотни миллиардов рублей распаляют амбиции эффективных менеджеров и надувают пузыри госбанковской консолидации.

Еще не завершилась сделка по приобретению Транскредитбанка, а ВТБ уже наметил новую цель — осиротевший без Лужкова Банк Москвы. У Сбербанка амбиции более серьезные, а цели — международного масштаба. В декабре появилось сообщение о его интересе к австрийскому банковскому холдингу Volksbank, работающему в 9 странах Центральной и Восточной Европы. Как тут не вспомнить народную мудрость: «Ерема, Ерема, сидел бы ты дома, точил бы свои веретена!» Вряд ли Сбербанку стоит спешить с экспортом своих финансовых услуг, известных непревзойденным качеством.

Скромен не по масштабу один лишь Россельхозбанк: поглощать никого не собирается. Не в пример Герману Грефу, не нужен Дмитрию Патрушеву берег итальянский и Мальта ему не нужна. У нового председателя правления РСХБ другие заботы. Например, в сентябре руководитель Краснодарского филиала РСХБ Николай Дьяченко был арестован в связи с хищением 6 млрд рублей по фиктивным кредитам.

Другое следствие огромных вливаний ликвидности в госбанки — рост инфляции. По данным Росстата, за период с 1 января по 20 декабря 2010 года инфляция составила 8,4%. Еще одна причина инфляции — мягкая денежная политика ЦБ, не решающегося вывести реальную ставку рефинансирования из отрицательной области. То, что мы наблюдаем — доморощенная версия QE (quantitative easing, смягчение денежно-кредитной политики), QE_RUS. Инфляционный шок Россия испытала из-за августовских природных катаклизмов, однако зимой леса не горят, а инфляционная спираль продолжает раскручиваться.

Инфляция — один из факторов, удерживающих процентные ставки на высоком уровне. Другой фактор — отток капитала из России. За 11 месяцев 2010 года чистый отток капитала составил 29 млрд долларов, причем в ноябре этот процесс активизировался — из России было выведено 9 млрд. Основными каналами вывода капитала из России являются окологосударственный Газпромбанк и два госбанка — Сбербанк и ВТБ. Чистые иностранные активы этих банков в ноябре выросли на 93,9 млрд , 70,8 млрд и 51,0 млрд рублей соответственно.

Судя по сокращению международных резервов, продолжающемуся несмотря на благоприятную конъюнктуру на рынке углеводородов, отток капитала из России продолжился и в декабре.

Другая группа «тенденций и итогов» уходящего года связана с возобновлением массового отзыва лицензий. Причем процесс этот напрямую уже не связан с кризисом. Наибольший резонанс вызвали отзывы лицензий двух групп банков — сенатора Сергея Пугачева (Межпромбанк и Межпромбанк-Плюс) и Матвея Урина («Славянский», Традо-Банк, «Монетный Дом», Уралфинпромбанк и Донбанк).

Эти случаи похожи тем, что внешне благопристойные банки оказались на поверку свалками гнилых активов. В отношении группы Урина «попадание бомбы» было совершенно неожиданным (ну кто мог предположить, что в случайной машине окажется особо приближенная особа?), поэтому возникает вполне закономерный вопрос: «Сколько же таких «гнилых» банков в России?»

Ликвидация банков Урина привела к росту нагрузки на АСВ — сумма застрахованных вкладов в этих малоизвестных и небольших банках превысила 10 млрд рублей. Если ликвидационные процессы продолжатся столь же рьяно, то, боюсь, страховой фонд (а он снизился до 111,4 млрд рублей) будет быстро исчерпан.

Для российских банков кризис завершился еще в IV квартале 2009 года. Но не для всех: образовалась группа стабильно убыточных банков. Так, девять банков — членов ССВ получают убытки уже семь последних кварталов подряд — начиная с I квартала 2009 года по III квартал 2010-го. Из них 4 банка — санируемые («Союз», «Российский Капитал», Банк24.ру и «Потенциал»). Не менее 90 банков — членов ССВ получали чистые убытки согласно форме 102 (отчет о прибылях и убытках) два последних квартала (II и III кварталы 2010 года), 67 — три квартала, 37 — четыре и т. д. Если бы не мораторий, то эти банки лишились бы права принимать вклады. 27 декабря президент РФ продлил действие моратория еще на полгода.

Кризис завершен. Однако выход из него тяжел и тернист. Такое впечатление, что и страна в целом и банковская система попали в болото, выбраться из которого в 2011 году вряд ли удастся.