События с банковскими группами Сергея Пугачева и Матвея Урина, безусловно, встряхнули банковскую систему России в конце прошлого года. И если о ситуации с Межпромбанком Центробанк был давно и прекрасно осведомлен и смог даже обеспечить залогом выданный банку беззалоговый кредит, то проблемы банковской группы Урина — «Славянского», Традо-Банка, Уралфинпромбанка, «Монетного Дома» и Донбанка — всплыли, возможно, неожиданно для самого регулятора.

Не только я, но и видавшие виды банкиры с открытым ртом наблюдали процесс «банкопадения». Ведь такого масштабного схлопывания группы банков не наблюдалось с начала кризиса! Размер предполагаемых выплат АСВ превысит 10 млрд рублей.

Впрочем, АСВ не полностью компенсирует убытки крупным вкладчикам. А потери средств клиентов — юридических лиц и индивидуальных предпринимателей могут достичь неприличных для «мирного времени» величин из-за масштабного вывода активов из банков их владельцами.

Кстати, оба этих случая вовсе не служат иллюстрацией того, как ЦБ притесняет поднадзорные банки. Скорее, они показывают отсутствие политической воли в своевременном применении санкций к группе Межпромбанка и отсутствие качественного надзора в случае группы Урина.

Непонятно, почему регулятор, так настойчиво требующий от «подопечных» банков тщательно выявлять группы связанных клиентов, сам, судя по всему, не связывал при анализе банковский бизнес Урина в единое целое. Это, например, следует из выступлений Сергея Игнатьева, в которых описывается выявленная схема использования средств вкладчиков одного банка группы для покупки другого. А ведь это именно тот случай, когда столичным специалистам нужно было связать воедино факты, выявленные проверяющими теруправлений Москвы, Ростова и Челябинска. Но сделано это было только после всех скандальных событий.

Мы также на деле увидели, что активно пропагандируемые регулятором укрупнение банков и объединение их в группы не всегда хорошо сказывается на устойчивости бизнеса выкупленных малых банков. Вот и в группу Урина входил, например, небольшой региональный Донбанк, который до выкупа вполне успешно занимался работой с местными предприятиями, имел неплохую команду специалистов, свою клиентскую базу и хорошую деловую репутацию.

Получается почти как в сказке про храброго портняжку: «Единым махом — семерых побивахом». Кстати, не смотрите, что лицензии отобраны у пяти банков, — не ясно, какие организации на самом деле входили в группу Урина, ведь их номинальные владельцы были совершенно другими людьми. Представителями банков зачастую утверждалось, что именно эти «номинальные» люди и являются их фактическими владельцами. Как документально оформлялась собственность на самом деле — можно теперь только гадать. Ведь все такие соглашения были непубличными. И, кроме слухов или мнения в банковской среде, других аргументов о принадлежности банка к группе у аналитиков зачастую и не было.

Возможно, что без злосчастного ДТП на Рублевском шоссе банки группы Урина «успешно» продолжали бы работать еще не один год, расширяя группу за счет сомнительных операций. Ведь ЦБ обратил на них пристальное внимание не вследствие обнаружения в них в ходе очередных комплексных проверок сомнительных операций и странной структуры активов. Наоборот, комплексная проверка банка «Славянский» минувшей осенью, по сообщениям «Ведомостей», прошла вполне успешно.

И лишь после возникновения серьезных проблем с ликвидностью, когда перестали проходить платежи клиентов и выдаваться вклады, регулятор вынужден был вмешаться. Причиной же проблем, судя по всему, стал вывод средств из банков их клиентами, узнавшими о Урине и его проблемах, при одновременном закрытии банками-контрагентами лимитов межбанковского кредитования.

Думаю, в части фиктивных банковских «владельцев» регулятору нужно добиваться законодательного ужесточения полноты раскрытия информации. Например, откуда у них вдруг появились немалые средства на покупку банков?

Также весьма уместным кажется и желание Сергея Игнатьева добиться уголовного преследования владельцев и топ-менеджеров банков, которые занимались выводом активов, фактически обворовывая добросовестных клиентов и АСВ. Ведь при реальном и неотвратимом уголовном наказании топы просто откажутся проводить незаконные операции.

Надеюсь, что Центральный банк сделает для себя выводы из этой грустной и дорогостоящей истории, а в наступающем году мы не увидим больше таких неожиданных и позорных банковских банкротств. А качество самого банковского надзора наконец повысится.

Владельцам же банков, которые не уверены в «чистоте» своего бизнеса, теперь нужно аккуратнее вести себя на дорогах столицы. Кто знает, не вызовет ли заурядная дорожная потасовка внеочередную проверку банков и полную потерю банковского бизнеса…