Давным-давно в тридесятом государстве, а именно в Конкорде (штат Массачусетс, США), жил человек по имени Генри Дэвид Торо. Жил, не тужил, боролся за права негров (которые тогда еще не знали, что они — афроамериканцы) и, кроме всего прочего, призывал соотечественников к сознательной, осмысленной жизни.

Одними призывами Генри Дэвид Торо не ограничился. Известно, например, что некоторое время (в 1845—1847 годах) г-н Торо прожил в диких местах — в хижине на берегу Уолденского пруда близ Конкорда. Потратив незначительное количество денег, г-н Торо обеспечивал себя всем необходимым сам, обходился минимально достаточным и с уважением и любовью относился к окружающей его дикой природе.

Вспомнила я историю г-на Торо, когда стояла в очереди в кассу в одном из гипермаркетов Москвы. В моих руках было четыре покупки к рождественскому столу. Люди, которые были в очереди передо мной, выкладывали свои покупки на транспортную ленту кассы в течение бесконечных пятнадцати минут. Такого количества сосисок, мяса, йогуртов, сметаны, конфет, печенья, шоколадок, всевозможных сортов хлеба и булок семье из четырех-пяти человек хватило бы месяца на два или больше. Правда, глядя на мальчика, который начал жадно поедать средних размеров батон, не отходя от кассы, и даже не дождавшись оплаты этого самого батона, я подумала, что данной семье, возможно, этого запаса хватит на неделю-другую.

Невежливо глазеть на то, что покупают другие люди, и тем более, обсуждать или осуждать других людей за то, что они приобретают. Может быть, попавшаяся мне на глаза гора продуктов — это и вправду запас на месяц для пары десятков человек, не всем же им являться пред мои очи, у них дела поважнее имеются.

Поэтому старательно отведя взгляд в сторону, я начала размышлять о культуре потребления, и вот тогда и вспомнился г-н Торо.

Что такое уход Торо из города в хижину? Это отказ потреблять те продукты, которые ему предлагают, а иногда и навязывают потреблять в городе. Что такое отказ потреблять то, что навязывают? Это страшный сон всех продавцов всех товаров, работ и услуг современного капиталистического мира. Но в то же время — это голубая мечта «зеленых» и иных борцов за чистоту земной экологии.

Как еще можно охарактеризовать подобное бегство от благ цивилизации? Романтики назовут его возвратом к истокам, прагматики — сумасбродством. Мне бы хотелось назвать это попыткой создания собственной (субъективной, индивидуальной) культуры потребления, а также попыткой влияния на культуру потребления общества.

Что такое культура потребления? Это те нормы и идеалы в потреблении, которые мы сами или с помощью общества (законодательства, рекламы, соседского мнения) принимаем как руководство к действию. Совершенно необязательно готовить на новогодний стол «салат оливье». Но очень многие его традиционно готовят. Это норма. Совсем необязательно, и даже вредно ездить среди зимы на жаркие морские курорты, но очень многие хотят это делать, для многих это — недостижимый идеал.

Идеалы и нормы у разных обществ разные. Так, например, древний монгол убил бы за предложение отведать рыбки, потому как для него это — все равно, что падалью питаться, настолько неприлично. А наши современные сограждане не убьют, так покалечат за предложение хоть сколько-нибудь подумать не о собственном благе, а о каком-либо ином — будь то благо улучшения экологии или хотя бы благо здорового образа жизни.

Почему так? Почему г-н Торо сумел прожить в хижине больше года, а я не могу отказаться от теплого пледа, любимого дивана и чашечки горячего шоколада даже на неделю? Потому, что Торо деятельно стремился к идеалу — осознанному выбору потребляемой им продукции. А я довольствуюсь доступной и комфортной нормой. Каждому свое.

Другой вопрос, что нормы и идеалы потребления почему-то часто вступают в противоречие.

Мне вот думается, что минимизировать количество мусора, экономить электричество и пресную воду, уменьшать количество вредных примесей в воздухе и т. д., — это очень хорошо. Но купить хлеб без заводской упаковки, как в старые времена, я побрезгую, свет в прихожей выключить на ночь забуду, душ буду принимать так долго, как мне этого захочется, а машину буду прогревать прямо около дома, под окнами своих соседей. И многие считают это нормальным. И даже возмутятся, если им предложат поступить как-то иначе. И не потому, что они — злые вредители, а потому, что такая культура потребления сложилась в нашем обществе. И выбор каждого из нас — следовать ее привычному течению либо попытаться сформировать собственный, осознанный и чуть более близкий к идеалу подход.

Возможно, вы решите, что эти мысли не имеют отношения к банкам и финансовому рынку в целом. Вы уверены?