Поиск на Банки.ру дал на удивление мало предложений по продаже банками китайских денег. Парочка банков, кроме того, предлагает депозиты в юанях с доходностью от 3% до 5% годовых. Негусто, конечно, но, учитывая, что подавляющее большинство аналитиков указывают на существенную недооцененность юаня, а США вот уже шесть лет с переменным успехом заставляют/уламывают/уговаривают Китай ревальвировать юань относительно доллара, кажется, что это safe bet. Однако так ли это?

Не секрет, что Китаю удалось достаточно спокойно пережить кризис 2008—2009 годов в основном за счет всплеска кредитования. Так как китайские банки в основном в госсобственности, проделать это оказалось довольно легко. Партия сказала: «Надо», госбанкир ответил: «Есть!» В 2008-м году объем кредитования равнялся 4,2 трлн юаней, в 2009-м — уже 9,6 трлн, в 2010-м — 8 трлн. Хотите кредит — их есть у меня!

Деньги, во-первых, хлынули на рынок недвижимости, загнав цены на недоступную для китайского среднего класса планку, во-вторых, достались муниципальным и региональным структурам, которые п(р)отратили их на различные инфраструктурные проекты, особо не заботясь об экономической эффективности, в-третьих, пошли на создание дополнительных мощностей в и без того страдающих от перепроизводства отраслях промышленности — сталелитейной, цементной, химической и т. д. Стоит только искусственно удешевить кредит — и он будет потрачен черт знает на что: Китай просто-напросто повторил американскую историю с subprime ипотекой.

Еще в 2009-м объем выпуска стали в Китае равнялся 660 млн тонн в год. Потребление — 470 млн. Разница между производством и потреблением равна всего-то совокупному объему выплавки стали во всех странах ЕС вместе взятых! Ну и что же сделали китайцы в этой ситуации? Правильно: взяли кредиты под создание новых сталелитейных мощностей на дополнительные 58 млн в год. На одни железные дороги в год тратится около 700 млрд юаней (более 100 млрд долларов)! Железные дороги — это хорошо, но проблема в том, что спрос на них вряд ли поспевает за таким диким ростом предложения, а про экономическую эффективность вообще лучше умолчать.

Инвестиции в Китае сейчас близки к 50% ВВП. Не надо быть финансовым гением, чтобы понять, что ни одна страна не может быть настолько продуктивна, чтобы инвестировать по половине ВВП в год и не остаться в конце концов с чудовищным количеством избыточных производств и горой «плохих» долгов.

Похоже, до китайских банков начало доходить, что с раздачей кредитов они несколько переусердствовали. Конец января ознаменовался кризисом ликвидности на межбанковском рынке Китая — краткосрочная недельная ставка Shibor взлетела выше 8%. Пока говорить о полномасштабном финансовом кризисе рано, однако, похоже, банкам стоит готовиться к кризису «плохих» долгов по сценарию США. А если кредитное пиршество прекратится, то поддерживать экономику в перегретом состоянии больше не удастся — темпы роста ВВП упадут, КНР перестанет накапливать горы железной руды и океаны нефти, цена на сырьевые ресурсы снизится. Но лучше пусть этот пузырь лопнет сейчас — чем раньше это произойдет, тем менее болезненным будет эффект для самого Китая и для мировой экономики в целом.

Вернемся к нашему рассуждению о депозитах в китайских юанях. Кажется, что сценарий замедления отравленного дешевой ликвидностью китайского роста является по природе своей дефляционным, а следовательно, ничего плохого для курса юаня не несет. Однако, столкнувшись с болезненной ситуацией, китайские власти могут попробовать, как обычно, вновь со всей силы нажать на педаль экспорта, а для этого им понадобится не дорогой, а дешевый юань. Так что перспективы ревальвации не столь уж однозначны, риски неприятностей в экономики велики, а ставки по юаневым депозитам слишком низки.

Не стоит овчинка выделки.