В середине 2000 года доля правительства столицы в Банке Москвы составляла 62,69%. Затем произошло типичное для российской практики размывание доли госоргана. Манипуляции с допэмиссиями сократили долю властей до 46,48%. Зато резко выросла доля топ-менеджеров, в первую очередь президента банка Андрея Бородина и его ближайшего соратника Льва Алалуева. Сейчас их совокупный пакет составляет 20,32% и стоит 1,5 млрд долларов.

На сайте Банка Москвы сказано: «Сегодня город владеет 46,48% акций банка напрямую и 17,32% через группу дочерних компаний ОАО «Столичная страховая группа» (ССГ). Однако правительство Москвы владеет только блок-пакетом акций ССГ (25% + 1 акция), что не позволяет ему де-юре контролировать Банк Москвы.

28 сентября президент РФ Дмитрий Медведев досрочно отправляет в отставку Юрия Лужкова с формулировкой «в связи с утратой доверия», что запустило процесс передела московской собственности. Продажа осиротевшего банка — один из этапов этого процесса.

Отставка Лужкова привела к существенным кадровым изменениям в руководстве города, однако до «опорного банка» волна кадровых перестановок не докатилась вплоть до конца января, что подтверждает утрату контроля городских властей над банком. Если при Лужкове мэрия не контролировала Банк Москвы только де-юре, то после его отставки — и де-факто. И вполне естественно желание нового мэра избавиться от неконтролируемого актива, тем более что его продажа совместно с приватизацией других столичных активов помогла бы залатать брешь в столичном бюджете: дефицит бюджета Москвы на этот год запланирован в размере 146,1 млрд рублей.

События вокруг Банка Москвы сменяют друг друга с калейдоскопической быстротой. Еще 23 ноября вице-мэр Москвы Юрий Росляк заявлял, что «переговоров с ВТБ никто не ведет», а уже 24-го министр финансов РФ Алексей Кудрин сообщил журналистам на форуме «Ведомостей», что ВТБ ведет переговоры о возможной покупке пакета мэрии в Банке Москвы. Не прошло и недели с момента вступления Андрея Шаронова на пост вице-мэра Москвы, как 31 декабря он рассказал о том, что есть и другие претенденты на этот актив. Среди них упоминалась итальянская группа UniCredit, но наибольшую PR-активность в этом направлении развил Альфа-Банк.

Рост давления на менеджмент банка парализовал его способность сопротивляться враждебному поглощению. Счетная палата начала проверку Банка Москвы 13 декабря. 20 января проверка была приостановлена, 2 февраля возобновлена. Эти загадочные телодвижения указывают на борьбу в высших эшелонах вокруг лакомого куска. На следующий день, 3 февраля, на пресс-конференции в Интерфаксе начальник СК при МВД РФ Алексей Аничин заявил о том, что следствие не исключает возможности приглашения Елены Батуриной для допроса по делу о хищении 13 млрд рублей из бюджета Москвы.

28 января процесс поглощения вышел на финальную стадию: совет директоров Банка Москвы утвердил список кандидатов в новый совет директоров, преимущественно из представителей ВТБ и правительства Москвы. Внеочередное собрание акционеров Банка Москвы изберет новый совет 21 февраля. Кроме того, совет директоров 28 января удовлетворил требование Департамента имущества Москвы о созыве другого внеочередного собрания акционеров, которое состоится 4 марта. Это собрание рассмотрит вопрос о смене президента Банка Москвы — скорее всего, Андрей Бородин уступит свое кресло Михаилу Кузовлеву, первому заместителю председателя правления ВТБ. До назначения на должность первого зампреда г-н Кузовлев работал управляющим директором Русского коммерческого банка (Кипр). Этот кипрский банк является одной из наиболее непрозрачных структур ВТБ. Он «засветился» в СМИ в связи с выплатой небывало щедрых дивидендов компании, контролируемой ключевыми менеджерами группы ВТБ.

Сразу после заседания совета директоров 28 января банк покинула первый вице-президент Елена Волкова, отвечавшая за работу с госорганами и курировавшая общебанковские проекты. Не исключен дальнейший исход топ-менеджмента.

Второго февраля вице-мэр Андрей Шаронов сообщил, что правительство Москвы оценивает 100% акций ОАО «Банк Москвы» в 6 млрд долларов. В то же время рыночная капитализация банка составляет около 7,5 млрд долларов. Явная недооценка банка может быть связана с заинтересованностью правительства Москвы в его продаже только одному покупателю — ВТБ, даже при условии существенного дисконта по отношению к рыночной цене. Причиной подобного альтруизма ценой в 700 млн долларов может быть явное нежелание работать с «инвестором с улицы», даже если эта улица — Уолл-стрит. Законность приватизации муниципальной собственности не на открытом аукционе, а «под ковром» вызывает вполне обоснованные сомнения у участников рынка. Так, 2 февраля руководитель ФАС Игорь Артемьев сообщил журналистам о получении обращения Альфа-Банка о проведении конкурса по продаже Банка Москвы.

В акциях Банка Москвы все еще тлеет интрига, связанная, например, с возможностью появления «белого рыцаря» (акционера, дружественного менеджменту). Иначе сложно объяснить стремительный рост цен этих бумаг в январе — если в конце 2010 года акции стоили 969,77 рубля, то 28 января они достигли уровня 1278,72 (+32%).

Руководитель одного из банковских порталов поделился со мной своими соображениями по поводу этой сделки. По его мнению, самая главная интрига ждет «счастливого владельца» после приобретения, когда «черный ящик» будет открыт. Вспомним, что Межпромбанк в июне казался вполне пристойным банком, а в начале июля вдруг обнаружилось, что его кредитный портфель начисто сгнил. Столь же неприятный сюрприз ждал ликвидаторов банковской группы Урина. Я же, будучи полным оптимистом, надеюсь, что в случае Банка Москвы отчетность соответствует факту.