Уже несколько недель для отдыха и развлечения читаю некий цикл детективных повестей двух известных авторов. Сюжеты «про сыщиков» довольно интересны, но мое внимание привлекло описание действительности, в которой живут герои произведений. Выглядит это примерно так.

Серая страна с ужасным климатом, в котором человек скорее выживает, чем живет. Очень холодно на севере и очень жарко на юге. Население жестко разделяется на жителей столицы и провинциалов. Первые активны, агрессивны, много пьют, забыли нормы морали и живут ради зарабатывания денег. Вторые же при этом медлительны, туповаты, но по-своему интересны и не так развращены.

В экономике страны процветает дикий капитализм, слегка прикрытый социальной пропагандой властей. Богатые — богатеют, бедные — вроде тоже богатеют, но соблазны, поддерживаемые беспринципной рекламой, растут так быстро, что бедные все время чувствуют себя обделенными благами цивилизации. А потому тратят все деньги на ненужные вещи, да еще и залезают в кредиты, принося дополнительную прибыль богатым. В столице сносятся привычные жилые дома, на их месте строятся безликие офисные и торговые центры. Застройщики не заботятся об инфраструктуре, поэтому в центре сплошные пробки. Автомобили заполонили все вокруг, в городе нечем дышать.

Правительство боится любых проявлений гражданского общества, поэтому неоправданно жестоко подавляет даже малейшие попытки «несогласных» высказать свое мнение. Полиция тупа, ленива, коррумпирована и агрессивна. Часто сама провоцирует граждан на преступления. Полицейские хватают беззащитных тихих пьяниц «для отчетности», но стараются избегать по-настоящему опасных преступников.

Столица наводнена приезжими из южных стран, которых местные граждане не любят, но при этом жестоко эксплуатируют, платя нищенские зарплаты. Те, в свою очередь, вынуждены совершать преступления — для того, чтобы прокормиться, и в ответ на агрессию местных.

Авторы повестей прямо пишут, что выбор у думающих жителей страны небольшой — или в петлю, или в эмиграцию. Но, конечно, и в этом аду есть честные и умные люди, которые строят свою жизнь, стараясь избегать контактов с государством. Впрочем, среди полицейских и чиновников еще остались верные «служаки», тянущие лямку за себя и за коррупционеров. Однако им все сложнее, и честные люди вынуждены уходить из госорганов.

Ну, в общем, достаточно. Знакомая картина? Нет, это не современные книги, описывающие нашу нынешнюю жизнь. Это детективные повести Пера Валё и Май Шевалль, а действие в них происходит в Швеции в конце 1960-х — начале 1970-х.

Понятно, что в этом случае нельзя на 100% доверять мнению «критиков режима». И Валё, и Шевалль в то время были хорошо известны как приверженцы коммунистического пути развития общества с идеалом в виде Восточной Германии. Поэтому даже довольно скромные по меркам «капиталистического» Запада отклонения Швеции от пути «социального государства» для них становились примерами ужасной несправедливости этого гадкого общества. И тем не менее известные уроки из сравнения тогдашнего взгляда на Швецию и сегодняшнего положения дел в этой стране можно попытаться извлечь.

В Швеции действительно существовали большие проблемы и в экономике, и в социальной сфере. Но не в 1960-70-х годах, когда доходы граждан были одними из самых высоких в мире, а позже. В 1980-90-х бюджетный дефицит Швеции достиг 12% ВВП, а ставка Центробанка на короткий срок подскакивала до 500% годовых (в 1992 году). Страна пережила серию девальваций национальной валюты и несколько периодов высокой инфляции.

В результате кризисы были преодолены, выводы сделаны, экономика изменена. И нынешний мировой кризис Швеция, как и другие скандинавские страны, прошла относительно безболезненно. Про страшные социальные проблемы и дикую преступность в столице, в общем-то, тоже не слышно. С экологией все в порядке — Стокгольм считается одной из самых чистых столиц в мире. Слово «коррупция» в приложении к Швеции вызывает разве что грустную улыбку. Короче, люди справились.

Как им это удалось? Можно много говорить о формировании «шведского пути» в экономике и политике, разбирать конкретные решения, деятельность отдельных компаний и людей. Но, как мне кажется, важнее другое. Шведы никогда не были подвержены «стокгольмскому синдрому» — сочувствию к тем, кто делает их жизнь хуже. Шведы — свободные индивидуалисты, они сами принимают решения, касающиеся их жизни. Они умеют и критиковать власти — в том числе с «левых» позиций. Но умеют и договариваться с другими свободными индивидуалистами, чтобы ставить условия государству и бизнесу. И, со своей стороны, выполнять собственные обязательства по отношению к государству и бизнесу.

В России же, к сожалению, индивидуализм воспринимается не как возможность взаимовыгодного сотрудничества через взаимные компромиссы, а как желание отнять у другого то, что ему принадлежит. Государство же у нас — главный «индивидуалист по-русски». Оно заведомо сильнее каждого отдельного гражданина и потому отнимает все что пожелает у кого угодно. А граждане (точнее, жители страны, гражданским такое поведение назвать сложно) радостно улюлюкают, когда что-то отнимают у соседа. И защищают государство, фактически взявшее их всех в заложники. Типичный стокгольмский синдром.

Швецию так не построишь.