Не нужно тайком записывать на диктофон эмоциональные рассказы бывших сотрудников Сведбанка, «Абсолюта» и «Барклайса», чтобы предположить: окончательный уход этих игроков из нашей страны почти решен, вопрос в сроках. Шведы, бельгийцы и британцы, очевидно, не смогли понять российский банкинг умом и подобрать подходящий для отечественного клиента аршин.

Об этом говорят и цифры, и отзывы клиентов, и кадровые перестановки. Взглянем, к примеру, на финпоказатели «Абсолют банка», который в 2007 году с карнавальным восторгом продался за четыре капитала фламандской группе КВС. По данным рейтинга Банки.ру, только за месяц (январь — февраль 2011 года) активы нетто кредитной организации сократились на 1,37%, кредитный портфель — на 2,4%, а вклады «физиков» — на 3,5%. Годовые «минусы» грандиозней: активов стало меньше на 16%, кредитного портфеля — на 22%, частных депозитов — на 40%.

Нисходящая динамика накрыла не только ключевые индикаторы роста бизнеса Абсолют Банка: быстрее активов убегала с корабля слаженная команда российских топ-менеджеров и их подчиненных, исход которой стремительно начался в 2009 году и продолжается по сей день. Когда-то бельгийцы с удовольствием рассказывали журналистам, что покупали в первую очередь людей, а не бренд, региональную сеть и прочие «лакомства».

Что происходит со Сведбанком? Здесь все еще прозрачней. Планы довести соотношение розничного и корпоративного бизнеса до идеальной пропорции 50:50, предоставлять клиентам услуги с фешенебельным европейским сервисом, осчастливить МСБ доступными кредитами… Планы распланировались, зато теперь есть новая стратегия, ориентированная на корпоративных клиентов. Вместе с ней появились запретительные тарифы на расчетно-кассовое обслуживание, исчезли выгодные обменные курсы, вклады и кредиты «физикам» и, конечно же, сервис, который не распространяется даже на увольняющихся сотрудников организаций.

Шикарный офис на Мясницкой закрыт, оттуда «сведы» переехали в глубинку Орлово-Давыдковского переулка — теперь это единственный клиентский офис в Москве. Неброские ворота нового пристанища ведут в полуподвальное помещение, где я побывала в роли избалованной жены богатого предпринимателя, которой до зарезу приспичило открыть счет в банке с оранжевым логотипом. Напугав меня всевозможными комиссиями, консультант обреченно помогла заполнить анкету и обещала перезвонить в течение 10 дней, чтобы пригласить для оформления договора. Уже прошло больше месяца, но никуда меня не пригласили.

А группа Barclays несколько дней назад публично объявила о намерении продать свою российскую «дочку» — Барклайс Банк (бывший Экспобанк). Несколько лет назад эта предкризисная сделка тоже взорвала рынок коэффициентом 4 к капиталу (за актив заплатили больше 17 млрд рублей), а сейчас британская группа говорит о списании goodwill с российской дочки в размере 12,2 млрд рублей…

Что случилось? Почему восходящие звезды так неукротимо гаснут? По мнению знакомых банкиров, глобальная причина в том, что иностранцы испугались кризиса и стали резать бизнес, не разбирая, где поп, а где приход. Почему-то для них Россия резко стала практически страной третьего мира, хотя прежде за билет сюда товарищи платили сумасшедшие деньги и «вливали» в развитие бизнеса подчас так много средств, что управленцы не успевали тратить. Можно долго копаться в конкретике (большой доле девелоперов и ретейлеров в структуре кредитного портфеля, нерентабельных региональных точках, недальновидной оценке рисков), но складывается ощущение, что иностранным группам просто не хватило смелости продолжать.

Мнимая демократия, специфический формат дружбы с финансовыми властями, неблизкие отношения с руководством страны или собственная нерадивость во время кризиса — что вселяет самый сильный страх в гламурных европейцев? Со временем они наверняка расскажут, а пока происходящее как нельзя лучше характеризует новое месторасположение офиса Сведбанка. Отделение поселилось по соседству с внушительным особняком из темно-красного кирпича — районным амбулаторным психоневрологическим диспансером.

P. S. Пока писалась колонка, стало известно о намерении еще одного британского банка — HSBC — покинуть российский розничный рынок.