У египетской «твиттерной» революции было как минимум две экономических причины: резкий рост цен на продовольствие (кстати, с подачи России, из-за засухи перекрывшей экспорт зерна в августе прошлого года) и высокий уровень безработицы. Среди политических причин революции можно указать тридцатилетнее сидение Мубарака во власти и высокий уровень коррупции, причем главным коррупционером был сам Мубарак.

Некоторые параллели позволяют задать вопрос о возможности повторения египетского сценария в нашей стране. В конце прошлого года на фоне высокого уровня безработицы и относительно слабого темпа восстановления экономики активизировалась инфляция. Посмотрим, какие действия предпринимают монетарные власти для того, чтобы выйти из создавшейся ситуации.

В пятницу, 25 февраля, совет директоров ЦБ принял решение поднять ставку рефинансирования и процентные ставки по отдельным операциям Банка России на четверть процентного пункта, а также повысить нормативы обязательных резервов. Между тем, на двух предшествующих заседаниях совет директоров ограничился лишь весьма слабыми и почти символическими антиинфляционными мерами: 24 декабря 2010-го было принято решение повысить процентную ставку по депозитным операциям, а 31 января 2011 года — повысить нормативы обязательных резервов.

Февральское повышение ключевой ставки стало первым после 1 декабря 2008 года. Таким образом, окончательно произошел разворот денежно-кредитной политики регулятора — от ослабления к ужесточению. Однако разворот запоздалый и нерешительный. Запоздалый — потому что поднимать ключевую ставку надо было как минимум на заседании совета директоров ЦБ 24 декабря, когда стало известно, что инфляция достигла 8,4%. Ведь уже тогда реальная ставка рефинансирования (номинальная ставка рефинансирования за вычетом уровня инфляции) была отрицательной и составила −0,65%.

Нерешительный — потому что к 21 февраля инфляция достигла 9,8%, а реальная ставка рефинансирования обвалилась до −2,05%. Для того, чтобы действительно затормозить инфляцию, необходимо поднимать ключевую ставку и ставки по другим операциям ЦБ существенно более решительно — скажем, на половину процентного пункта раза два за месяц, пока реальная ключевая ставка не выйдет из негативной зоны. Произведенное же робкое «сигнальное» повышение не окажет существенного влияния на инфляцию. Опасно ускорившаяся инфляция может в ближайшее время перейти в область «галопирующей инфляции» (>10%). Образовавшийся навес ликвидности (в первую очередь, огромная масса вкладов — около 10 трлн рублей) может «рухнуть» на товарный рынок из-за резко возросших инфляционных ожиданий населения.

В чем же причина нерешительности регулятора? И почему ЦБ именно сейчас все-таки не удержался и поднял ставку? Дело в том, что выбор ключевой ставки воздействует не только на инфляцию, но и на экономический рост. А российская экономика восстанавливается слабо. Наша экономика оказалась одновременно среди лидеров кризисного спада и среди аутсайдеров послекризисного восстановления. Действительно, за 2009 год ВВП России снизился на 7,9%, тогда как в других странах «нашей» группы BRIC ситуация радикально отличалась от российской: ВВП Бразилии снизился только на 0,2%, а ВВП Индии и Китая выросли на 7,4% и 9,1% соответственно. В 2010 году ВВП России вырос на 3,8%, тогда как ВВП Бразилии — на 7,5%, Индии — на 8,3%, Китая — на 10,3%.

Резкое повышение ключевой ставки может сгноить на корню робкие «зеленые ростки» восстановления экономики. Без восстановления экономического роста не начнется процесс снижения уровня безработицы. В январе безработица выросла до 7,6% по сравнению с 7,2% месяцем ранее. Для сравнения: в Египте в 2010 году уровень безработицы достиг 9,7%. В то же время рост цен снижает реальные доходы населения и усиливает протестные настроения. По данным Фонда общественного мнения, практически половина россиян заявляет о своей готовности принять участие в массовых акциях протеста. Недовольство населения вызывает, в первую очередь, рост цен на основные продукты и услуги, и особенно — ЖКХ. Успокаивает лишь то, что на вопрос: «Готовы ли вы выйти на митинг в ближайшее воскресенье?» утвердительно ответило только 24% опрошенных (исследование проводилось 19—20 февраля, опрошены полторы тысячи человек).

Рост цен на нефть из-за североафриканских революций резко ускорил инфляцию, и ее уровень вплотную приблизился к 10-процентному барьеру, за которым начинается галопирующая инфляция со всеми вытекающими неприятными последствиями. Вероятно, этот всплеск и стал тем спусковым крючком, который заставил регулятора принять свое «судьбоносное» решение.

В текущей ситуации ЦБ из-за двухмесячной паузы попал в цугцванг: какое решение не примешь, получится только хуже. Ситуация усугубляется тем обстоятельством, что Россия находится в самой «чувствительной» фазе политического цикла — в преддверии парламентских и президентских выборов. Проведение обязательной в этой ситуации популистской политики требует повышения бюджетных расходов, но это неминуемо приведет к раскручиванию маховика инфляции.

А ведь помимо египетского сценария существует еще и ливийский. Меню небогатое.