Начнем с простой классификации. В последние 20 лет банки все чаще стали увлекаться различного рода финансовыми инновациями, постепенно отходя от традиционных услуг. В итоге появились две концепции развития банковского дела.

Банки старой школы преимущественно опираются на консервативные операции — привлекают депозиты и выдают кредиты (тщательно оценивая риски), получая за это процентную прибыль. Процентная прибыль — основной источник их доходов. Яркими примерами банков старой школы можно считать американские Wells Fargo и JP Morgan, британский HSBC.

Банки новой школы параллельно с традиционными операциями активно занимаются высокорискованной торговлей ценными бумагами, организацией публичных размещений (IPO, SPO), эмиссией долговых ценных бумаг и пр. Вся эта деятельность подходит под определение инвестбанкинга. Инвестбанкинг приносит в основном не процентную, а различные формы комиссионной прибыли. Однако на нее можно рассчитывать лишь в период экономического бума. Яркие примеры банков новой школы — обанкротившийся американский инвестбанк Lehman Brothers, американский Citigroup, британские RBS и Barclays, национализированные крупнейшие исландские банки Kaupthing, Landsbanki, Glitnir, национализированный ирландский Anglo Irish.

Еще пять лет назад банки старой школы считались чем-то вроде закостенелых динозавров, не сумевших приспособиться к новой динамичной экономике. Однако разразившийся финансовый кризис показал, что наиболее устойчивыми оказались как раз они. Инвестбанки Bear Stearns и Merrill Lynch были поглощены коммерческими банками, а Lehman Brothers обанкротился. Эра инвестбанкинга подошла к концу 22 сентября 2008 года, когда Goldman Sachs и Morgan Stanley отказались от своего узкопрофильного инвестбанкинг-бизнеса и получили разрешение на ведение традиционных банковских операций, в том числе на привлечение депозитов. Только это их и спасло.

Проблема, однако, в том, что и консервативным банкам сейчас неясно, как строить свой бизнес. В американской и европейской экономиках идет делеверидж — кредитов гасят больше, чем берут, и это ставит под угрозу саму природу банковского бизнеса. По сути как рисковые, так и консервативные банковские операции имеют одну важную особенность — они прибыльны только в условиях стабильного экономического роста.

Покупка банковских акций — это своего рода опцион на долю от будущего роста той или иной экономики, именно поэтому капитализация банков на развивающихся рынках зачастую выше, чем у банков с развитых рынков со сходными операционными показателями. Но стоит этому росту пропасть — все, рисковые банки банкротятся, а консервативные впадают в долгую спячку. Скорее всего, нас ждет именно такой вариант.