«Что вообще там происходит? Говорят, в декабре прошлого года ЦБ направил на имя председателя совета директоров предписание немедленно увеличить резервы, пугая возможным исключением из системы страхования вкладов», — спросила я своего осведомленного источника в курилке Колонного зала Дома союзов, где проходил очередной съезд Ассоциации российских банков.

Спрашивала я о материальном и моральном состоянии частного комбанка из топ-20, мрачные прогнозы о будущем которого с завидной регулярностью звучат с сентября 2008 года. «Чушь все это. Там проблема не в резервах, а в структуре бизнеса. Никак не могут нащупать свою нишу и развивают все подряд. Поэтому и держатся: если сделать сейчас хотя бы малейшую паузу, госбанки этим сразу воспользуются и съедят», — ответил мой приятель, который с банковским бизнесом завязал уже давно.

Расстановку сил на сегодняшнем банковском рынке с ювелирной точностью отражала «рассадка» членов президиума съезда. В центре — глава АРБ Гарегин Тосунян, председатель ЦБ Сергей Игнатьев, зампред правления Сбербанка Белла Златкис, президент ВТБ Андрей Костин, гендиректор Агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов. Справа и слева — «топы» и собственники частных банков, которые старательно улыбались партеру зрительного зала и держались поближе друг к другу.

Вырисовывается схема отрасли: регуляторы и госбанки в окружении придворных частных игроков, которые пока еще держатся на плаву благодаря нежным отношениям с властями, предусмотрительно большому портфелю вкладов населения и романтической вере в собственное светлое будущее. И перемены, которые происходили и происходят в коммерческом секторе банковского рынка, начиная с первого кризисного 2008 года, можно охарактеризовать коротко: эволюция страха.

В начале кризиса комбанки больше всего боялись за жизнь своих лицензий. В разгар трагических событий — за жизнь своих заемщиков, от благополучия которой зависела жизнь лицензий. А теперь «частники», похоже, больше всего боятся, что госбанкам, растущим вширь и вглубь, приглянется региональная сеть, клиентская база или красивый логотип ближних и дальних соседей по рэнкингу.

И бояться приходится уже не только за бизнес, но и за свою персональную свободу. Пример трансформации квазисуверенного надменного Андрея Фридриховича Бородина в главного героя фильма про Бонни и Клайда (по ощущениям) заставляет большинство коллег по банковскому цеху трепетать и стремительно замаливать старые грехи самыми разными способами. Чтобы в случае надобности продать свой актив без последствий лично для себя и, может быть, даже с прибылью.

Банкиры развивают все и сразу: открывают офисы, запускают программы по кредитованию малого и среднего бизнеса, вкладывают бешеные деньги в модные нынче «инновации». Только бы там — наверху — увидели: бизнес жив, все хорошо, социальная значимость присутствует, население довольно, сервис «клиенториентируется» изо дня в день. «При этом никто уже точно не может сказать, сколько плохих долгов скопилось в системе. Даже прогнозировать не буду, бессмысленно», — сказал мне топ-менеджер одного из таких банков.

Суетливые попытки «сохранить лицо» выливаются в тот самый структурный беспорядок, о котором рассказывал товарищ в курилке. Стараясь урвать понемножку с барского госбанковского стола, банки отвлекаются от написанных когда-то стратегий и стучатся сразу во все двери. «Банки сейчас упрямо шагают по докризисным граблям. На рынке потребкредитования надувается очередной пузырь, ипотека снова фондируется короткими деньгами. Да куда ни ткни — всюду… Руководство кредитных организаций прекрасно осознает всё это, но, тем не менее, продолжает формировать рискованные портфели и сомнительные клиентские базы», — уверяет «не под запись» один из «коммерческих» топ-менеджеров.

А что госбанки? Им, как и представителям Минфина, ЦБ и прочих финансовых монархов, даже отвечать на вопросы лень. Да и что спрашивать — и так все ясно: национализация отрасли идет полным ходом. Если не де-юре, то де-факто все более-менее интересные частные банки находятся под присмотром потенциальных покупателей из топ-3 по размерам активов. Объяснять это назойливым журналистам прямым текстом не хочется, а кривым — не получается. Поэтому Андрею Костину и пришлось в очередной раз бежать по крутым лестницам Колонного зала от толпы представителей информационных агентств. Говорят, кто-то даже с лестницы свалился в погоне за вторым по значимости госбанкиром страны, но, слава богу, обошлось без летального исхода. Повезёт ли так же частным банкам и их хозяевам — большой вопрос.