Узнав об запуске очередной стадии знаменитого проекта по созданию почтового банка, я невольно смахнул скупую мужскую слезу. Правда, редкий проект рождается так долго и мучительно. Ведь его планировали реализовать еще в далеком 2007 году, а окончательное решение приняли в 2009-м.

Мегапроект по созданию банковского монстра с более чем 40 тыс. отделений изначально вызывал немало вопросов. Во-первых, даже у Сбербанка всего 20 тыс. отделений. Во-вторых, в прошлом году 40% от выручки почты приходилось на финансовые услуги. А если сегодня вывести из ее бизнеса доходы от предоставления финансовых услуг, то кто же будет тогда субсидировать основную работу — доставку корреспонденции?

Позже количество вопросов только увеличивалось. Почему в конце минувшего года к победителям тендера — «Русскому Стандарту» и НОМОС-Банку — были выдвинуты такие требования, что реализация проекта опять оказалась приостановлена? Да и к условиям самого тендера по привлечению к проекту коммерческих банков претензий — вагон и маленькая тележка.

Но самый главный аргумент противников проекта — сомнение в том, что российской банковской системе нужен еще один гигантский государственный банк.

Впрочем, абстрактные аргументы в таком деле не всегда убедительны. Гораздо сильнее действует на людей личное знакомство с почтовыми услугами.

Недавно «повезло» воспользоваться услугами нашей замечательной почты: помогал искать посылку с лекарствами для пожилых родственников, отправленную из Петербурга в Ростов-на-Дону. Из-за ошибки отправителя, написавшего неправильный индекс при правильном адресе, она была направлена не в нужное нам отделение, а в соседнее. Казалось бы, мелочь, но эта маленькая неточность привела к большим последствиям: посылка, съездив на юг, вернулась в Санкт-Петербург. Пришлось «сесть на телефон» и в ручном режиме соединить все заинтересованные стороны, в итоге направив посылку получателю. Ее путь в общей сложности занял 34 дня.

Конечно, можно списать этот случай на единичный сбой в отлаженной работе почтовой системы. Но что делать с любопытной статистикой, собранной «Центром развития» совместно с институтом Гайдара? Оказывается, в апреле текущего года среднее время пути писем из городов России в Москву составляло в среднем 9,5 дня, а письма внутри Москвы шли в среднем 6. Письмо-рекордсмен шло из Воронежа в Москву целых 48 дней! В том же исследовании рассказывается об инновационном прочтении метода «одного окна»: на все отделение работает лишь одно окно по приемке и выдаче отправлений, что создает многочасовую очередь.

Впрочем, есть в работе нашей почты немало и светлых моментов. Например, «EMS Почта России» доставило мое письмо с документами в Москву всего за 390 рублей и 5 дней! Вот, оказывается, какие тарифы нужны почте для безупречной работы.

Возвращаясь к нашей теме, можно вспомнить, что почта замечательно оказывает своим клиентам ряд финансовых услуг, например денежные переводы. Конечно, оказывает. Только их стоимость долгое время была гораздо выше банковской.

Похоже, сегодняшняя ситуация «бега на месте» и многолетних затяжек в решении важных вопросов в Почте России всех устраивает. А о чем беспокоиться? Государство всегда поможет дотациями из бюджета, ведь совсем закрыть почту никто не решится. Поэтому чиновники продолжают лишь рассказывать о различных проектах модернизации ведомства и планах по созданию почтового банка. Но у меня сложилось впечатление, что реальные действия в этом направлении мы увидим нескоро. Действительно — зачем суетиться, если у них и так все хорошо?

Впрочем, совсем недавно было объявлено о намечающейся приватизации самой «Почты России». Неужели «светлое почтовое будущее» уже не за горами?