Инвестиции исторически были привилегией очень небольшой прослойки людей. Сложно представить себе русского крестьянина или английского рабочего XVIII века, размышляющих о покупке тех или иных финансовых активов, чтобы «накопить на старость». Да и в XIX веке таких, пожалуй, не было. Как и примерно до середины XX века. В лучшем случае те, кто имел лишнюю копейку, эту копейку и откладывали, «инвестируя в землю», то есть в кувшины с деньгами, зарытые где-нибудь под заметным деревом.

По большому счету возраст такого явления, как розничные доступные инвестиции, всего-то десятки лет. Создали его массовый фондовый рынок в США и облигации государственного займа в СССР. В обоих случаях, как ни странно, можно говорить о несколько насильственном характере привлечения населения к инвестициям. В ситуации с госзаймами в СССР изначально было прямое давление государства вплоть до выдачи части зарплаты облигациями. В случае с фондовым рынком в США «локомотивом» народного увлечения биржей стали внедряемые правительством пенсионные фонды, показавшие людям, что такое акции и облигации. К 1970-м годам народ «втянулся», и ценные бумаги в обеих столь непохожих странах покупались вполне добровольно.

На основе временных и относительно случайных явлений, вызвавших рост цен финансовых активов на Западе во второй половине XX века, в головах тамошнего «простого народа» возник миф о том, что вложенный в фондовый рынок доллар или фунт рано или поздно обязательно принесет некоторую ощутимую прибыль. А сам процесс инвестирования с помощью появившейся инфраструктуры (брокерских компаний и различных фондов) упростился и подешевел.

У нас же после падения советской экономики источниками возникновения мифа об инвестициях стали сразу три явления: «надежные» вложения в наличную иностранную валюту, высокие процентные ставки в банках и бурный рост фондового рынка.

Периодически случающиеся во всех странах кризисы в целом не слишком вредят мифу: память народная коротка и избирательна, а хорошее всегда запоминается лучше, чем плохое.

Так получилось, что в России долгое время существовало сразу несколько правильных ответов на вопрос «куда вложить штукубаксов, чтобы не переживать из-за инфляции?» Можно было держать небольшие сбережения в валюте, можно — на депозитах в правильных банках, а самые продвинутые могли «рискнуть», купив паи ПИФов или даже открыв брокерский счет. В любом случае через несколько месяцев или пару лет такой «инвестор» видел, что его капитал основательно подрос — хотя бы номинально, а зачастую и реально.

Похоже, времена изменились: кондратьевская зима на пороге. Первые заморозки мы уже ощущаем. Банки смотрят на розничных вкладчиков с плохо скрываемым отвращением; идея вложений в валюту вызывает здоровый смех; а на фондовом рынке для разного рода пайщиков и «партнеров» рисков намного больше, чем прибыли.

Куда податься бедному крестьянину, сжимающему в кулачке все ту же штукубаксов или, следуя веяниям времени, писяттыщрублей?

Ответ, к сожалению, простой и жесткий. Если перевести его в культурную и цензурную форму, то можно сказать просто: миф о розничных инвестициях выдохся. Инвесторами снова будут лишь люди, у которых решена большая часть бытовых проблем и есть устойчивый и значительный источник доходов. При этом важно, что сбережения новых-старых инвесторов достаточно велики, чтобы небольшой (в процентах) доход, который они приносят, имел заметное влияние на уровень жизни. Проще говоря, деньги от инвестиций, как и в прежние времена, будут получать те, кому дополнительные деньги, в общем-то, не очень нужны.

Если обратиться к цифрам, то для России уже сейчас минимально разумный уровень совершенно свободных сбережений, позволяющий с толком инвестировать, составляет порядка 2—2,5 млн рублей. При этом непосредственно в акции есть смысл вкладывать не более пятой части этой суммы. Остальное должно храниться в банках в качестве постоянно тающего в реальном выражении, но достаточно надежного резерва. И, конечно, текущие доходы должны позволять регулярно добавлять к имеющимся вложениям свежие деньги. Названная величина — разумный минимум, а дальше — чем больше, тем лучше.

Вернемся, однако, к нашим «простым людям», у которых нет в тумбочке свободных 2,5 млн рублей прямо сейчас. На мой взгляд, им лучше забыть о понятии «финансовые вложения» и направить имеющиеся микросбережения на более важные нужды. Сначала — создать резервы на черный день. Как это сделать, пишут много и часто, повторять не буду. На следующем этапе необходимо снизить риск внезапных крупных потерь, по возможности приведя в порядок свое жилье и здоровье и обеспечив надежное страхование и того, и другого.

Далее можно вложиться в образование — свое и детей. Речь не о коллекционировании бумажек, а о получении новых полезных и актуальных в быстро меняющемся мире знаний. Чем разнообразнее и качественнее такие знания, тем спокойнее может быть человек за свое будущее. Кстати, представителям, как бы это помягче сказать, не самых аристократичных слоев населения необходимо полностью и безоговорочно принять мысль о том, что работать придется всю жизнь — никакой пенсии (о которой стоило бы говорить) у нас не будет.

Стоит всерьез подумать о создании материальных (не финансовых!) резервов. В наше время мгновенного потребления это звучит дико, но регулярно обновляемые запасы консервов, а также «спичек, мыла и керосина» (реальный набор продумайте сами) — штука весьма полезная. Сюда же относится и участок земли с деревенским домом в спокойном и удаленном от цивилизации месте.

Легко заметить, что все перечисленное выражает, скорее, классические, консервативные, если хотите, «архаичные» ценности. Следование этим принципам не принесет богатства, но создаст максимально возможную в наше время стабильность для небогатой семьи. Никакие вклады в банках под минус пять процентов годовых в реальном выражении, никакие инвестиции в ПИФы с вороватыми управляющими, никакие покупки акций на скачущем вверх и вниз рынке не дадут гарантии стабильности и спокойствия.

А инвестиции — это прерогатива богатых. Так было и так будет. Остальным же стоит помнить: зима приближается.