Меньше недели осталось до момента, когда будет принято какое-то решение по поводу увеличения размера возможного долга Соединенных Штатов. Вариантов, по большому счету, всего три: либо политики договорятся о поднятии планки; либо не договорятся, что вызовет отказ платить по тем или иным обязательствам; либо будет принято то или иное промежуточное решение, чтобы получить чуть больше времени для продолжения переговоров.

В детали вдаваться не будем, в финансовой прессе они освещены достаточно подробно. Например, есть отдельный интересный вопрос, касающийся того, какие именно расходы необходимо сокращать в первую очередь «в случае чего» — выплаты пенсий бывшим госслужащим или возврат долгов иностранным инвесторам.

Принципиально важно понимать, что главный обсуждаемый вопрос, в общем-то, сугубо технический. Штатам не грозит ситуация, при которой они физически не смогут платить по долгам и занимать деньги на внешних рынках. С экономической точки зрения, нынешний 14-триллионный потолок можно спокойно поднять за несколько лет еще триллионов на пять долларов, а с некоторым напряжением — и на десять. Мировой финансовый рынок проглотит эти суммы с удовольствием, а США смогут без особых сложностей обслуживать долг, даже если он вырастет до 20—25 трлн долларов.

В любой другой стране так бы и произошло. Президент отдал бы приказ, парламент при необходимости его «проштамповал», а правительство спокойно бы выполнило. Причем в большинстве случаев участие парламента даже не потребовалось бы. Но «проблема» в том, что в США при всех сложностях и условностях определения данного термина есть демократия.

Затык в отработанной процедуре случился из-за того, что две основные политические силы страны по-разному видят будущее экономики США и исполняют наказы разных слоев населения.

Условные демократы действуют в интересах условных «бедных» — то есть получателей различных государственных дотаций и преференций. Для них важно сохранить и увеличить бюджетные расходы, перераспределяемые от тех, кто зарабатывает, к тем, кто только тратит. В крайнем случае, если и уменьшить эти расходы, то при условии, что «богатые» (т.е. работающие) отдадут дополнительную часть своих доходов тем, кто работать не хочет. Это то, что они называют «справедливостью».

За условными республиканцами стоят условные «богатые», то есть работающие люди, получающие зарплаты выше среднего, а также предприниматели, инвесторы и прочие граждане, знающие цену заработанного доллара. Они считают, что в США уже царит едва ли не социализм и уравниловка, и те, кто не работает или работает плохо, живут чуть ли не лучше тех, кто работает, и работает хорошо. По мнению условных республиканцев, надо резко сократить социальные программы, не повышая налоги на хорошо работающих. Это, с одной стороны, уменьшит давление на бюджет, а с другой — повысит вовлеченность населения в производительный труд, что позволит увеличить доходы того же бюджета и вывести страну из долговой спирали.

В принципе, такие вопросы можно обсуждать и решать отдельно от проблемы увеличения лимита заимствований. Но именно этот момент оказался особенно удачным для «генерального сражения»: если хоть какое-то решение не будет найдено до начала августа, плохо будет всем — и демократам, и республиканцам. Отступать некуда, позади Рон Пол (хоть он на данный момент и республиканец, но вряд ли даже его высокопоставленным однопартийцам захочется увидеть его президентом).

На чьей стороне мои симпатии, полагаю, понятно. Но я считаю очень ценным сам факт того, что принципиально важные экономические проблемы страны обсуждаются открыто, гласно, с анализом и критикой в прессе, с разъяснением подробностей и доведением позиций сторон до каждого Джона с Мэйн-стрит.

Да, такая дискуссия отнимает много времени и сил. Да, она может привести к неприятным краткосрочным последствиям. Да, за словами политиков стоит не только желание блага стране, но и циничный предвыборный расчет — каждый отрабатывает номер в интересах своих избирателей. Но только такие дискуссии, такие неприятные и болезненные процедуры и делают страну в конечном итоге успешной, а народ — богатым и довольным. А если отказаться от процедур, то рано или поздно в ход идут радикальные средства типа переворотов и революций.

США на время свернули с пути, который привел их к успеху, и начали внедрять «социальное государство» в совершенно не подходящих для этого условиях. Как почти всегда и случается, «социальность» довела страну до социального кризиса. К счастью, в Штатах сохранилось уважение к процедурам — даже у таких «красных» политиков, как Барак Обама. А значит, у здоровых сил есть возможность изменить ситуацию к лучшему, не устраивая восстания и погромы.

А в это время в одной далекой стране неизвестно кто, неизвестно зачем и неизвестно как принимает решение вытащить из кармана каждого жителя по две тысячи рублей для «спасения» непонятно зачем уничтоженного перед этим банка. Без каких-либо процедур, дискуссий, обсуждений и объяснений. И это никого не удивляет, потому что дискуссии, объяснения и обсуждения в этой стране вообще считаются признаком слабости и глупости. Не говоря уж о соблюдении процедур.