Крупнейший банк страны готовится к приобретению дочки немецкого Allianz — страховой компании «Альянс Лайф» до конца этого года. Предварительное соглашение об условиях сделки сторонами уже подписано. Для этого шага у Сбербанка есть все основания, ведь на настоящий момент ему приходится отдавать страховщикам аж 20—40% от собранной премии при продаже сторонних полисов.

Если взять статистику самого Сбербанка, то можно заметить, что по итогам второго квартала нынешнего года он заработал на агентских комиссиях 6,3 млрд рублей. А это 43% в структуре «прочих комиссионных доходов» против 34% годом ранее. Подсчеты показывают, что за полгода Сбербанк продал полисов как минимум на 10 млрд рублей. С подобными сборами Сбербанку вполне по силам попасть в топ-10 страховщиков на российском рынке.

При этом гиганту не придется сталкиваться с классическими для страховщиков проблемами. Во-первых, Сбербанку не понадобится строить сбытовые сети. Во-вторых, нет необходимости мотивировать агентов и продавцов: собственные сотрудники могут удовлетвориться премией за хорошие кросс-продажи или бонусами в 1—5% в зависимости от объема реализованных полисов. В-третьих, нет проблем со структурированием резервов и заработком на инвестиционной деятельности. Во всем мире последний пункт — это точка основного заработка страховщиков, за счет которого они покрывают убытки. К тому же лидер банковского рынка может воспользоваться ноу-хау отечественных страховщиков, особенно близких кредитным организациям, регулярно закрывающим за их счет свои резервы. Инструментарий для этого более чем обширный: и займы под отчетную дату, и покупка векселей и облигаций, и другие приятные штуки.

Правда, есть одно «но». Если смысл покупки «Альянс Лайф» (по сути, лишь лицензии на страхование жизни) еще укладывается в мотивацию к стремлению монетизировать те самые ускользающие от банка 20—40%, то приобретение страховщика, специализирующегося на страховании «не жизни», вызывает вопросы. А такие переговоры, со слов участников страхового рынка, уже идут полным ходом. В числе потенциальных жертв поглощения — и прохоровское «Согласие», с которым, по словам источников, Сбер ведет переговоры о due diligence, и другие, более мелкие и еще менее известные страховщики.

Тут возникает важный вопрос: какова эффективность такого приобретения? Ответа пока нет. Также, как это обычно бывает, появляются проблемы дальнейшего развития подобной структуры, прихода грамотного топ-менеджмента, нюансы восприятия страховой деятельности антимонопольной службой и ряд других узких моментов. Силами крупнейшего банка в стране решить эти проблемы, вероятно, будет довольно легко. Но, с другой стороны, с учетом структуры Сбербанка, легкость может оказаться кажущейся.

Что же, остается только подождать и посмотреть, как лидер банковского рынка придет и на страховой рынок тоже. Бизнес иной, но ведь то же инвестиционное направление Сбербанк с его очередями из бабушек с легкостью покорил.