Августовское снижение рейтинга США и кризис евродолга вызвали стремительный отток капитала из России, что привело к дефициту ликвидности и тем самым способствовало возобновлению роста процентных ставок, в том числе и по вкладам. Уже сейчас многие банки готовы принимать вклады под 12% годовых. Такие ставки предлагают ХКФ Банк, «Русский Стандарт», «Связной», «Акцепт», Маст-Банк, Газстройбанк и Гута-Банк. Вновь появилась угроза возобновления гонки процентных ставок по вкладам. Эта гонка дестабилизирует ситуацию в банковском секторе и способна привести к набегам вкладчиков на банки.

В ответ на происки банкиров зампред ЦБ Алексей Симановский заявил, что собирается изучить ситуацию в 15—20 российских банках, установивших завышенные ставки по вкладам, на предмет возможного ограничения этих ставок. «Порогом спокойствия» считается максимальная ставка десяти крупнейших банков плюс 1,5 п. п. В настоящее время «порог спокойствия» — 10,5%.

Ограничение ставок по вкладам в условиях дефицита ликвидности усилит преимущественное положение крупных и, в первую очередь, государственных банков, имеющих доступ к государственным источникам ликвидности. Ограничение ставок будет способствовать ограничению конкуренции.

Как бороться с угрозой гонки процентных ставок по вкладам? Самый простой и самый деструктивный способ — ограничить ставки административными методами. Однако любой изучавший микроэкономику человек знает, что ограничение цены товара ниже рыночного уровня на конкурентном рынке неизбежно ведет к дефициту. Например, если ограничить цены на хлеб ниже рыночного уровня, то в открытой экономике зерно пойдет преимущественно на экспорт. Если же перекрыть и этот канал, то производство зерна снизится.

У денег есть цена — это процентные ставки. Ограничивать процентные ставки — все равно, что ограничивать цены.

В случае вкладов возникает замкнутый круг: дефицит ликвидности заставляет регулятора вводить ограничения на ставки по вкладам, а эти ограничения, в свою очередь, способствуют дефициту ликвидности.

Последний раз гонка процентных ставок по вкладам возникла летом 2009 года. Тогда ставки у некоторых банков превысили 22% годовых. ЦБ остановил гонку неофициальным ограничением ставок на уровне 18%, а затем последовательно понижал этот уровень. Причем индивидуальная «воспитательная работа» велась с каждым банком, ставки которого регулятор считал завышенными.

Негативный эффект этих мер был ослаблен выходом глобальной экономики из кризиса и открытием для российских банков западных рынков капитала. Текущая ситуация существенно отличается от той, что была в 2009 году. Кризис евродолга отнюдь не завершен, и перспективы открытия западных рынков капитала для российских банков пока весьма неопределенны, а отток капитала достиг такого уровня, что ЦБ вынужден воздействовать на дочерние банки нерезидентов. Поэтому сейчас прямые ограничения на процентные ставки по вкладам чреваты кризисом ликвидности.

Разумно лечить болезнь, а не ее симптомы. Высокие процентные ставки подобны высокой температуре у больного — это защитная реакция организма на инфекцию: организм пытается уничтожить ее повышением температуры. Так же и высокие процентные ставки свидетельствуют о болезни экономики.

Для предотвращения гонки процентных ставок необходимо сначала разобраться в микроэкономике феномена, выяснить, какие механизмы способствуют этой гонке.

Причина роста ставок — отток капитала. Прекратить кризис евродолга мы не в силах, однако снизить темп оттока капитала можем — за счет повышения ставок на внутреннем рынке, например ставки рефинансирования и процентные ставки по операциям Банка России. Пока же ЦБ и Минфин выбрасывают на рынок сотни миллиардов рублей ликвидности, но при текущих ставках эти деньги тут же конвертируются и выводятся за рубеж за счет сокращения международных резервов ЦБ.

Одним из факторов, способствующих возникновению гонки, является существующая уравнительная система страхования вкладов, когда и надежные, и ненадежные банки страхуют вклады по одной и той же ставке. В результате возникает взрывоопасная комбинация двух известных из теории контрактов эффектов: adverse selection (неблагоприятный отбор) и moral hazard (буквально «моральная угроза»), лучше передаваемый термином hidden action (скрытое действие).

Неблагоприятный отбор в данном случае означает, что ненадежные банки предлагают самые высокие ставки. Скрытое действие означает, что «застрахованные» вкладчики изменяют свое поведение: перестают интересоваться надежностью банка, их волнует только процентная ставка.

Если мы снизим негативное влияние этих двух эффектов, то мы тем самым снизим и угрозу возникновения гонки ставок.

Каким образом заставить вкладчиков интересоваться надежностью банка и не нести вклады в ненадежные банки? Рецепт тут такой же, какой используют в страховом деле, откуда и пришли к нам эти термины — безусловная франшиза («часть убытка, не подлежащая возмещению страховщиком и вычитаемая при расчете страхового возмещения, подлежащего выплате страхователю, из общей суммы возмещения»). При наступлении страхового случая вкладчику должна возвращаться не вся сумма вклада, да еще с начисленными процентами (что, согласитесь, нонсенс и торжество популизма), а только ее часть, причем чем банк надежнее, тем эта часть должна быть больше. Надежность может определяться на основе кредитных рейтингов.

Подавить эффект неблагоприятного отбора можно с помощью введения дифференцированной системы страхования вкладов. Чем банк менее надежен, тем больше должен быть страховой взнос. Банк в преддефолтном состоянии должен отдавать АСВ весь вклад без остатка.

Есть и другой полезный, но не используемый должным образом инструмент — обязательные резервы. Их размер также должен быть привязан к рейтингу.

Разумеется, такая система требует качественной работы рейтинговых агентств. Те же банки, что не обзавелись рейтингами, могут восприниматься как находящиеся в преддефолтном состоянии.