По данным, которые приводит Российский союз туриндустрии, за первые 9 месяцев 2011 года из России выехало 11 млн человек. Не навсегда, конечно, только на отдых. Из них 2,5 млн посетили дружественную Турцию, 1,1 млн — не менее дружественный Китай, 0,9 млн — практически братский Египет, несколько сот тысяч — Финляндию. Судя по опыту периодических вылазок в Прагу из нашей деревни, там тоже сложно пройти сотню метров по более-менее центральным улицам, чтобы не услышать «русский матерный».

К миллионам отдыхающих можно добавить и миллионы постоянно или почти постоянно проживающих за границей соотечественников, не потерявших пока финансовых связей с исторической родиной. Кто-то отсылает деньги родным, кто-то удаленно работает с Россией, получая рублевую зарплату, кто-то обслуживает тех же туристов или занимается мелким экспортом-импортом. И, наконец, не забудем русскоязычных украинских и молдавских друзей, которых, например, в Европе как бы и не больше, чем россиян. Всем этим людям надо снимать деньги с карточки, обменивать валюту, платить за гостиницы, еду и сувениры.

В общем, вырисовывается очень приличный сегмент финансового рынка, практически не охваченный российскими банкирами. А ведь наши люди за границей любят тратить деньги. Туристы из России оставляют в Праге и других чешских городах только по официальным данным порядка 150 евро на человека в день, что дает сотни миллионов евро в год. Представьте, какие обороты обеспечивают россияне в Турции, Египте, Франции или Германии.

Операции с деньгами — дело тонкое, в каждой стране они сопряжены со своими рисками и особенностями. В любом туристическом городе местные банки настроены содрать с иностранца как можно больше, а чтобы разобраться в тонкостях потенциального обмана, надо хотя бы понимать, что написано на банковских витринах и что говорят клерки.

Не стоит забывать и о проблемах, связанных с двойными (а то и тройными) расходами на сервис. Снять деньги с карточки в банкомате часто означает заплатить комиссию своему банку, еще одну — тому банку, которому принадлежит банкомат, и обменять валюту по не самому выгодному курсу. Понятно, что намного проще было бы подойти, скажем, в отеле к банкомату с привычным логотипом «Сбера», «Альфы», «ВТБ 24» или «Русского Стандарта» и получить валюту с минимальными потерями.

Трудности в этом деле вполне понятны. С одной стороны, далеко не каждое государство будет радо видеть российские банки на своей территории. С другой, при всей многочисленности русских туристов плотность их распространения не очень велика, реальный интерес для экспансии может представлять, пожалуй, лишь десяток-другой городов во всем мире. С третьей, расходы на ведение бизнеса могут оказаться такими, что существенных преимуществ по тарифам российские банки за рубежом предложить своим клиентам и не смогут.

Но проблемы вполне могут оказаться решаемыми. Выездной туризм активно развивается: в нынешнем году родину временно покинуло на 16% граждан больше, чем в предыдущем; эмиграция из-за усилий партии и правительства тоже становится все заметнее. А банки перед лицом растущего рынка могут объединить усилия, открывая совместный локальный бизнес за рубежом. Возможно, кстати, и с привлечением местного партнера. Это позволило бы сократить расходы и с большим успехом прорываться через местную бюрократию.

Сложно сказать, какой объем выездного туризма станет достаточным для привлечения серьезного внимания банков к этому сектору. Но есть ощущение, что финансистам пора готовиться к переходу через границу — не для покорения тамошнего населения, а вслед за собственными соотечественниками.