Одна из наиболее обсуждаемых проблем современной экономической мысли в мире — введение так называемого налога на роскошь. По различным социологическим опросам, данную инициативу поддерживают 50—60% жителей России. Как утверждают апологеты данного налога, он поможет устранить социальную несправедливость и наполнить пустеющую казну.

С недавних пор сторонником данного налога является и действующий председатель правительства Владимир Путин. «Налоги на рядового гражданина не должны быть обременительными, а налоги на предметы роскоши следует увеличить», — заявил он, выступая на съезде «Единой России». В министерствах и ведомствах, по данным прессы, уже готовы выполнить пожелание премьера.

Зададимся философским вопросом: есть ли в налоге на роскошь социальная справедливость?

Во-первых, почему богатые должны платить больше, если деньги легально заработаны? А если «не совсем» легально, может быть, лучше ввести институт конфискации для коррупционеров, увеличить сбор природной ренты c нефте- и газоэкспортеров и жестче контролировать госзакупки? С социальной точки зрения налог на сверхдоходы (или сверхпотребление) — это всего лишь месть бедных богатым, и только. Политики, в свою очередь, хотят подзаработать себе политический капитал, играя на деструктивных чувствах в социуме.

Во-вторых, где та граница, которая позволяет отделить предметы (объекты) роскоши от нероскоши? Для кого-то квартира в Москве с иномаркой среднего класса — роскошь. В 1990-е годы дополнительными акцизами, как мы помним, облагались ювелирные изделия, икра осетровых и лососевых рыб, мех, одежда из натуральной кожи, шоколад и многие другие товары. Сейчас их часто покупают и представители среднего класса. В общем, социальная справедливость налога весьма сомнительна.

Стоит обратить внимание и на его экономическую эффективность и возможности администрирования. Сам налог на роскошь может иметь как минимум две составляющих: дополнительные акцизы на предметы (товары) роскоши, состав которых будут определять бюрократы, и дополнительное налогообложение «элитной» недвижимости.

В первом случае налог вообще мало что даст, кроме ложного морального удовлетворения определенным гражданам и дополнительных полномочий чиновникам. Ведь хорошо известно, что многие «люксовые» покупки совершаются за границей, а самолеты и яхты зарегистрированы в офшорах. Или же существует возможность «записать» часть дорогих покупок на нерезидентов и использовать их по доверенности. К тому же большинство граждан и так, покупая импортные товары в России, платят двойную цену за счет высоких таможенных пошлин. Не случайно сегодня популярны шоп-туры в Дубай, Милан и Барселону, а также покупка товаров в западных интернет-магазинах.

В случае с недвижимостью все будет еще хуже. Чтобы ввести налог на элитную недвижимость, потребуется ввести рыночный налог на всю недвижимость (то есть налог с реальной цены), а это уже коснется всех граждан, а не только богатых. Данный налог может ударить не только по богатым, но и по среднему классу, даже по бедным.

Таким образом, сам налог на роскошь в современных российских условиях ни к чему хорошему не приведет. Мы получим дополнительный уход доходов «в тень», вывоз капитала, удорожание и без того дорогих люксовых товаров и в перспективе повышение налогов на недвижимость. Пострадают не олигархи и чиновники с Рублевки, а представители среднего класса. Контраргумент, говорящий, что схожий налог есть в некоторых странах Запада, разбивается при сравнении цен на схожие дорогие вещи, технику, автомобили в России и тех же европейских государствах.

Мы и без налога на роскошь очевидно переплачиваем.