Попытки Минфина немного усложнить жизнь банкам в пользу клиентов предсказуемо наткнулись на сопротивление лоббистов — Ассоциации российских банков. Как пишут «Ведомости», законопроект, определяющий даже такие мелочи, как размер шрифта, которым в договоре займа должны быть напечатаны условия, вызвал недовольство банкиров. Как и предложение предупреждать клиентов об изменениях комиссий за 45 дней, а также то, что это сообщение должно посылаться им банками в письменном виде.

У меня сложное чувство по поводу данной новости. С одной стороны, не задушенное до конца стремление к «социальной справедливости» порождает возмущение сопротивлением «жирных котов». У них не убудет, если финансово не очень грамотный человек сможет легко увидеть, сколько стоит кредит, который он берет. С другой, увеличение бумагооборота в XXI веке приветствовать сложно. Понятно, что многим людям удобнее получать информацию по электронной почте или даже с помощью СМС. С третьей, если не ставить банки в очень жесткие рамки в процессе общения с клиентами, то всем понятно, во что это общение превратится: «Подписывай эту бумажку, не читая, или иди отсюда».

Однако если проанализировать невнятное ощущение «здесь что-то не так», то станет понятно, что главная проблема не в сути изменений, а в их форме. Опять в отношения между полноценными «взрослыми» субъектами (банк и заемщик) влезает чиновник, указывающий единственно правильный вариант действий каждой стороны. Это означает, что государство считает кого-то из участников сделки умственно неполноценным, не имеющим возможности отвечать за свои действия. И подозреваю, что этот «кто-то» — вовсе не банк.

Доля правды в таком отношении есть, спорить с этим глупо. Далеко не все люди, берущие кредиты, разбираются в юридических формулировках и финансовых терминах. Далеко не все достаточно разумны, чтобы посоветоваться с более опытным человеком до подписания договора. Далеко не все, наконец, настолько психологически устойчивы, чтобы не подчиниться профессиональному давлению со стороны банковских работников.

Вряд ли у кого-то вызывает сомнение тот факт, что «простому человеку» (не очень хорошо понимающему, что происходит при подписании договора) нужна «третья сторона», своего рода адвокат, помогающий уравновесить силы в переговорах с банком. Только совсем не факт, что этой стороной должно быть государство.

Ведь жесткие рамки, задаваемые государством, вредны не только банкам, но и их квалифицированным клиентам, готовым получить более технологически сложный и интересный продукт и способным отвечать за принятые решения. В идеале у клиента должен быть выбор: пользоваться «чужим умом» в виде ограниченных третьей стороной стандартных договоров или включать собственный разум, чтобы получить больше опций.

Кроме того, лоббистские возможности банков и популизм государства не позволяют надеяться, что законодатели примут разумный вариант ограничений. Скорее всего, как обычно в такой ситуации, возникнет не сочетание лучших предложений всех сторон, а эклектичная смесь худших компромиссов, мешающих и банкам, и клиентам.

Выход из ситуации двойного проигрыша прост и не раз озвучивался в наших колонках. Если банки имеют свои лоббистские организации, в рамках которых вырабатывают общую позицию и методы воздействия на рынок, то и банковским клиентам было бы полезно иметь свою лоббистскую структуру. Она могла бы не только заниматься просветительской деятельностью (по большому счету это бесполезно), но и вырабатывать стандарты тех же договоров (по сути и по форме), согласовывая их с банками. В этом случае клиент, не желающий вникать в тонкости контракта, может просто убедиться в том, что данный договор одобрен некоей Ассоциацией банковских клиентов. Или не увидеть логотипа ассоциации на договоре и понять, что здесь что-то не в порядке.

Таких ассоциаций, союзов или обществ защиты прав заемщиков и вкладчиков может быть несколько, в том числе и на уровне регионов. Если появится монополист, то он очевидно скатится к коррупции — у банков хватит ресурсов подчинить его себе. В условиях же конкуренции успешными будут честные организации, которым клиенты смогут доверять. Всех не купишь.

Возвращаясь же к реальному положению дел, можно быть уверенным: кто бы ни победил в противостоянии Минфина и АРБ (если это противостояние и вовсе не притворное), клиенты проиграют. Либо банки отобьют свое право издеваться над вкладчиками и заемщиками, либо появится очередная уродливая конструкция «защиты прав» простых людей, которая окажется дорогой и неработоспособной.