Проблема в том, что средства, которые я согласен разместить в банковские продукты, исчисляются всего лишь ста тысячами рублей. И ни один из приличных (по моему мнению) банков не хочет опускать чувство своего финансового достоинства до такой ничтожной (по их мнению) суммы.

А как все было раньше! Раньше-то все было совсем иначе — я был клиентом сразу двух «дочек» иностранных банков. Почему двух, а не одного? Тут все просто: каждый из этих банков предлагал мне, как потребителю, разной выгодности условия по разным видам своих продуктов. В результате я мог оптимизировать собственные денежные и/или временные затраты и выгоды, пользуясь услугами одной кредитной организации по одному спектру продуктов, а другой — по другому.

Так, в банке X меня привлекали:

  • прекрасный интернет-банк;
  • возможность работать на любых платформах; отсутствие необходимости таскать с собой карты/распечатки переменных кодов, которые на практике лишь снижают безопасность системы; мгновенное проведение практически всех разрешенных законом трансакций. Ну и то, что интернет-банк сделан для человека, а не для программера (это тоже важно);
  • бесплатное снятие наличных в любых банкоматах (привык я, понимаете, к отсутствию наличных в кошельке. Особенно за пределами «страны победившего нала». К примеру, за все время моей последней поездки в США наличными я потратил только 7,5 доллара (при оплате платных участков дорог), тогда как все мои расходы составили порядка 4 тысяч. Когда мы с ребенком по весне три недели путешествовали по тем же Штатам и Мексике, на вылете из Москвы наличными везли бумажки на общую сумму 100 долларов, 60 из которых благополучно вернулись с нами назад);
  • выгодные курсы конвертации при оплате в других валютах (удобство пользования пластиком не отменяет того, что я считаю, во сколько мне оно обходится. И если пресловутый «курс банка» при конвертации будет явно проигрывать цепочке валютно-обменных операций с наличными купюрами, то я предпочту именно второй вариант. В конце концов считать деньги — моя профессия);
  • отличная служба дистанционной поддержки (однажды, когда я находился по ту сторону Атлантики, мне понадобилось срочно решить один специфически технический, но очень важный вопрос, для чего пришлось позвонить по телефону в службу поддержки. И этот не самый короткий разговор не стоил мне ни копейки. О том, что мой вопрос был оперативно решен, говорить, думаю, излишне).

Всю эту красоту от банка X успешно дополнял банк Y, предлагавший выгодный депозит с гибкими условиями, страховой полис для путешествий, внимательный персонал в отделении и разумные ставки аренды сейфовой ячейки. И все это за вполне адекватные, на мой взгляд и кошелек, деньги.

Но потребительское счастье, к сожалению, почему-то не может длиться долго. Один из «моих» банков ввиду серьезных проблем у материнской компании был вынужден уйти с российского рынка. Другой, оставшись формально, ушел фактически, присоединившись к более крупному банку с российским капиталом и российским же уровнем обслуживания клиентов (да простят меня банкиры-патриоты). И тут я остался без банка. Не до конца, конечно, — у меня есть еще и зарплатный счет. Но не будем же мы всерьез рассматривать госбанк, где сей счет открыт, в качестве серьезного партнера в таком интимном процессе, как управление личными финансами, благо колхоз, как известно из истории родной страны, дело добровольное. А я, как профессионал банковского бизнеса, не люблю колхоз. И не просто не люблю, меня просто-напросто бросает в дрожь от одной только мысли о возможности влить свои кровные в общий госбанковский котел — поди их потом отличи от прочих, если что!

Так что я остался без банка.

Впрочем, стоп! У читателя этих строк в результате моего рассказа может возникнуть подозрение, что, мол, парень совсем зажрался, ведь вот он, вот он условный банк А, готовый с распростертыми объятиями принять мои денежки в обмен на классическую карту, неплохо работающий интернет-банк, ненапряжную процедуру довнесения средств, неграбительские ставки по срочным депозитам, а всю эту красоту сдобрить умеренными комиссиями, посмотрев на которые мне не захочется остаться наедине с такими простыми и понятными наличными. Самое интересное, что такой читатель окажется практически прав. Ну, зажрался не зажрался, а привередливости в выборе финансового партнера мне не занимать, и неспроста. За долгие годы, проведенные в банковском бизнесе, а особенно после шести с лишним лет, посвященных работе по установлению лимитов на банки-контрагенты, когда я со свойственной мне дотошностью и въедливостью отбирал кредитные организации, достойные чести работать с деньгами моего работодателя, я тем более не готов доверить свои — нет не так, СВОИ — деньги условному банку А. Мне подавай безусловный банк высочайшей категории надежности! Причем не по шкале надежности самого разавторитетного рейтингового агентства, а по моей собственной шкале. Вот такие банки нужны мне, но, как выяснилось, я сам не нужен таким банкам…

Мне кажется, что я понимаю резоны банкиров, не желающих связываться с такими, как я. Действительно, зачем возиться с этой привередливой мелочевкой, когда можно окучить одного из гораздо более состоятельных сограждан, получив ту же прибыль, как и с нескольких «нищебродов». Вот и получается, что текущее позиционирование кредитных организаций вкупе с собственной осторожностью практически не оставило мне выбора. Те из них, кто может предложить необходимый мне набор услуг, рассматривают в качестве своих потенциальных клиентов более состоятельных персон, те, кто своей целевой аудиторией выбрал массовый рынок, предпочитают ориентироваться на низкодоходные слои населения, которые традиционно не считают нужным считать деньги, коих у них и так негусто, существенную их часть платя банкам в качестве процентов по потребкредитам. Но я не настолько беден, чтобы брать кредит на покупку холодильника, и не настолько богат, чтобы платить такие сумасшедшие проценты. Выходит, что и здесь я оказываюсь в пролете. Впрочем, правды ради, далеко не факт, что я решился бы доверить свои сбережения этим банкам. Так что пока я понимаю наших банкиров. Но откажусь их понимать, когда вновь услышу от них стенания по поводу отсутствия клиентуры и невозможности в сложившихся тяжких условиях зарабатывать трудовую прибыль. Вот же он я, господа, продайте мне свои продукты! Ах, вы считаете, что не сможете состричь с меня достаточно много купонов?! Что ж, ваше право. Но мое право — уподобиться большей части населения страны и вновь перейти к наличному существованию. Тогда вы не получите вообще ничего. Выбор за вами.